Система уголовного права фрг

Автор: | 13.01.2019

Источники уголовного права ФРГ

Источники уголовного права ФРГ включают в себя УК ФРГ и так называемые дополнительные законы, как правило, комплексного характера, содержащие в себе уголовно-правовые нормы.

Уголовный кодекс ФРГ от 15 мая 1871 г. в редакции от 10 марта 1987 г. является основным, но не единственным источником уголовного права ФРГ. Следует учесть тот факт, что УК ФРГ содержит далеко не все уголовно-правовые запреты (это не всегда отмечается в нашей литературе об уголовном праве ФРГ).

Действующий УК ФРГ, продолжая реформироваться, является отнюдь не окончательным результатом развития немецкого уголовного права. В литературе, говоря об истории немецкого уголовного права до появления Уголовного кодекса Германской империи 1871 г., обычно выделяют германский период, время франков, средневековье, рецепцию римско-итальянского права, период общего права, Возрождение и период множественности источников уголовного законодательства, когда немецкие юристы стремились к единству уголовного права, несмотря на территориальную раздробленность. За время своего развития немецкое уголовное право испытывало сильное влияние иных правовых систем, в частности, считается, что Уголовный кодекс Пруссии 1851 г. испытал на себе сильное, хотя и частичное влияние УК Франции.

УК Германской империи 1871 г., как пишет профессор Ешек, не был новым творением, но распространял действие УК Северогерманского союза 1870 г. на южнонемецкие государства. Правда, и УК Северогерманского союза был всего лишь переработкой прусского УК 1851 г., истоки которого относятся к первой половине XIX в. Уже потому, что этот УК принадлежал далекому прошлому, и с учетом огромных социальных изменений в стране он нуждался в преобразованиях и постоянно реформировался.

Процесс уголовно-правовой реформы также имел своеобразные черты до первой мировой войны, в веймарский период; мрачной была эпоха национал-социалистического господства и, наконец, либеральные тенденции проявились в последний период реформирования в Федеративной Республике.

УК ФРГ, как и иные законы континентальной системы, включает Общую и Особенную части. Их соотношение в принципе ничем не отличается от соотношения Общей и Особенной частей УК РФ.

Иные источники уголовного права. В литературе выделяются федеральные дополнительные законы, обычное право, земельные, уголовные законы.

Система уголовного права фрг

В доктрине уголовного права Германии по рассматриваемому вопросу, несмотря на различные позиции, господствующим является определение, согласно которому преступным признается противоправное, виновное, соответствующее признакам состава преступления, предусмотренного уголовным законом, и находящееся под угрозой наказания деяние.

Субъект преступления. В УК ФРГ нет специальных норм, устанавливающих круг лиц, способных нести уголовную ответственность. Исходя из общих положений, содержащихся в УК, можно сделать вывод, что субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее установленного законом возраста. Юридические лица уголовной ответственности не подлежат.

Возраст, по достижении которого наступает уголовная ответственность, определен Законом об отправлении правосудия по делам молодежи 1953 г. Согласно данному Закону уголовной ответственности подлежат несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет и молодежь от 18 лет до 21 года, так называемая категория молодых взрослых.

В отношении несовершеннолетних Законом допускается оговорка, что несовершеннолетние подлежат уголовной ответственности, если во время совершения деяния они по своему духовному и умственному развитию были достаточно зрелы, чтобы предвидеть неправомерность деяния и поступить в соответствии с этим предвидением. Здесь указывается, что вторым признаком субъекта преступления является вменяемость лица. Невменяемые лица уголовной ответственности не подлежат.

По УК ФРГ различается невменяемость в силу возраста и невменяемость в связи с психическим состоянием человека. В § 19 УК содержится определение невменяемости ребенка, а именно: невменяемым является тот, кто при совершении деяния еще не достиг четырнадцатилетнего возраста. Невменяемости вследствие психических расстройств посвящен § 20 УК. Данным параграфом установлено, что без вины действует тот, кто, совершая деяние, вследствие болезненного психического расстройства, глубокого расстройства сознания, слабоумия или другого тяжкого психического отклонения не способен осознать неправомерность деяния или действовать согласно этому осознанию.

Уголовное законодательство ФРГ различает также состояние уменьшенной вменяемости. Согласно § 21 если способность лица осознать неправомерность своего деяния или действовать согласно этому осознанию значительно уменьшена по одной из причин, указанных в § 20, то наказание может быть смягчено в соответствии с § 49, абз. 1, а именно:

1. Пожизненное лишение свободы заменяется лишением свободы на срок не менее трех лет.

2. При временном лишении свободы наказание может быть назначено максимум до трех четвертей предусмотренного максимального срока. При денежном штрафе действует то же самое в отношении максимальной суммы денежных ставок.

3. Повышенный минимальный срок наказания в виде лишения свободы снижается в следующем порядке:

если предусмотрен минимальный срок наказания от десяти или пяти лет, то он снижается до двух лет;

если предусмотрен минимальный срок наказания от трех или двух лет, то он снижается до шести месяцев;

если предусмотрен минимальный срок наказания от одного года, то он снижается до трех месяцев;

в остальных случаях он снижается до минимального срока, предусмотренного законом.

Вина. В рамках нормативного подхода к сущности вины вина определяется как упречность. Упрек выносит суд в адрес виновного в каждом конкретном случае, определяя, осознавало лицо противоправность своего поведения, точнее говоря, должно ли было осознавать, что оно действует противоправно 5 .

В УК ФРГ не приведено общее понятие вины, однако определены формы вины. Это преднамеренность (умысел) и неосторожность.

В § 15 УК «Преднамеренное и неосторожное действие» указывается, что наказуемо только преднамеренное действие, если закон отчетливо не предусматривает наказание за небрежное действие.

Согласно § 11 «преднамеренным по смыслу настоящего закона является деяние также в случае, если оно осуществляет предусмотренный законом состав деяния, который относительно действия предусматривает намерение, а относительно обусловленного им особого последствия допускает также небрежность».

В свою очередь, умысел подразделяется на прямой и косвенный, неосторожность выступает в форме небрежности. В принципе, различие между ними состоит в следующем. Вина вменяется лицу на том основании, что «ты знал, что ты делал (умысел), либо «ты должен был знать, что ты делал» (неосторожность). Но при установлении вины должно учитываться не осознание общественной опасности, а противоправность деяния — ты знал, что твой поступок противоправен, или ты должен был знать, что твой поступок противоправен» 6 .

Исходя из смысла § 15 УК наказуемо только умышленное действие, если закон прямо не предусматривает наказание за содеянное по неосторожности. Такую форму вины, как легкомыслие, уголовный закон не выделяет. В то же время в ряде норм Особенной части УК эта форма вины называется. Так, в § 178 «Сексуальное принуждение и изнасилование, повлекшее смерть потерпевшего» предусмотрено, что «если лицо в результате сексуального принуждения или изнасилования (§ 177) по меньшей мере по легкомыслию причиняет потерпевшему смерть, то оно подвергается наказанию в виде пожизненного лишения свободы или лишения свободы на срок не менее десяти лет».

Стадии совершения преступления. УК ФРГ различает три стадии совершения преступления: приготовление, покушение и оконченное преступление. Покушению посвящены § 22—24 УК.

В соответствии с § 22 «покушается на наказуемое деяние тот, кто согласно своему представлению о деянии непосредственно приступает к осуществлению состава преступления».

Для покушения характерны неполнота объективной стороны и выполнение субъективной стороны. Основным признаком объективной стороны покушения является непосредственное начало осуществления деяния, соответствующего составу. Покушение на преступление наказуемо всегда, покушение на проступок только в случаях, специально предусмотренных законом. Покушение может наказываться мягче, чем завершенное деяние. Покушение на негодный объект или с негодными средствами также наказуемо, однако в случаях, когда покушение вообще не могло привести к завершению преступления, суд может либо отказаться от наказания, либо смягчить его.

Параграф 23 УК предусматривает освобождение от уголовной ответственности при добровольном отказе от доведения деяния до конца.

Что касается приготовления и оконченного преступления, в Уголовном кодексе нет нормы, определяющей эти понятия.

В Особенной части УК установлена ответственность за приготовление к конкретным преступлениям: за подготовку агрессивной войны (§ 80); приготовление к государственной измене (§ 83); изменческий шпионаж, выведывание государственной тайны (§ 96, абз. 1); подготовку к подделке денег и знаков оплаты (§ 146).

Оконченным считается деяние, содержащее все признаки состава, при этом наступление последствий не всегда обязательно.

Соучастие. УК ФРГ не содержит общего определения соучастия. В доктрине уголовного права под соучастием понимается участие нескольких лиц различным образом в совершении умышленного преступного деяния 7 .

Участие в преступлении нескольких лиц в немецком языке обозначается одним общим понятием, которое переводится на русский язык как исполнительство и соучастие, хотя они представляют собой самостоятельные институты.

Как исполнитель наказывается тот, кто совершает преступление сам или посредством другого лица (§ 25, абз. 1).

Если преступное деяние сообща совершают несколько лиц, то наказывается каждый как исполнитель (соисполнитель) (§ 25, абз. 2).

Исходя из этого определения наука уголовного права выделяет три формы соисполнительства (или исполнительства): непосредственное исполнительство, опосредованное (через другого) совершение преступления и совместное исполнительство, при котором каждый наказывается как исполнитель 8 .

Формами соучастия являются подстрекательство и пособничество. Содержание подстрекательства в УК ФРГ раскрывается следующим образом: «Так же, как исполнитель, наказывается подстрекатель, который намеренно подстрекает другое лицо к преднамеренному совершению противоправного деяния» (§ 26).

Пособничество в § 27 также определяется через действие конкретного лица: «Как пособник наказывается тот, кто преднамеренно содействовал другому лицу в преднамеренном совершении противоправного деяния».

Наказание пособнику определяется санкцией, предназначенной для исполнителя. Оно должно быть смягчено согласно § 49, абз. 1.

Таким образом, подстрекательство и пособничество зависимы от противоправного главного деяния, т. е. противоправного деяния, которым осуществляется состав преступления, предусмотренный уголовным законом. В теории уголовного права это именуется акцессорностью соучастия, т. е. без соответствующего составу деяния, противоправного по уголовному закону, не может быть ответственности. Немецкие юристы полагают, что согласно положениям § 29 УК «каждый соучастник наказывается независимо от другого лица в соответствии со своей виной».

Параграф 30 УК предусматривает в качестве самостоятельного института покушение на соучастие, каковым признаются как действия подстрекателя, предпринимающего попытки склонить другое лицо к совершению преступления и подстрекающего к совершению преступления, так и действия того, кто выражает готовность принять или принимает предлагаемые услуги другого лица или кто договаривается с другим лицом о совершении преступления или о подстрекательстве к его совершению. В указанных случаях наказание может быть смягчено.

В Уголовном кодексе (§ 31) оговорены случаи отказа от покушения при соучастии.

Это бывает в ситуациях, когда лицо 1) отказывается от попытки склонить другое лицо к совершению преступления и предотвращает существующую возможную опасность того, что другое лицо совершит деяние; 2) отказывается от своего намерения после того, как уже согласился на совершение преступления; 3) предотвращает преступление после того, как он договорился о его совершении или принял предложение другого лица совершить деяние.

Добровольность отказа влечет за собой освобождение от уголовной ответственности.

Если деяние остается неоконченным независимо от лица, отказавшегося от его совершения, или если оно совершается независимо от его прежних действий, то для его ненаказуемости достаточно добровольных и настойчивых усилий лица для предотвращения этого деяния.

Обстоятельства, исключающие преступность деяния. По УК ФРГ к таким обстоятельствам относятся вынужденная оборона и крайняя необходимость, которая определяется как вынужденное положение.

Согласно § 32 УК вынужденная оборона есть защита, которая требуется, чтобы отразить наличное противоправное нападение на себя и другого. В отличие от схожего института необходимой обороны по УК РФ, здесь отсутствуют основания вынужденной обороны, превышение пределов вынужденной обороны имеет место из-за замешательства, страха или испуга, и оно ненаказуемо (§ 33 УК).

Правомерное вынужденное положение (правомерная крайняя необходимость) в соответствии § 34 УК состоит в совершении деяния ввиду наличной, неотвратимой иным способом опасности для жизни, здоровья, свободы, чести, собственности или другого правового блага, чтобы отвратить опасность для себя или другого лица. Лицо при таких обстоятельствах действует непротивоправно, если защищаемый им интерес существенно превосходит нарушенный интерес. Это положение применимо только в том случае, если деяние является соразмерным средством для предотвращения опасности.

Условием правомерности причинения вреда при вынужденном положении является то, что само деяние должно выступать в качестве соразмерного средства для предотвращения опасности.

В качестве самостоятельного института в § 35 УК особо выделено «оправданное вынужденное положение», при котором лицо действует невиновно, если оно в условиях наличной, иначе неотвратимой опасности для жизни, здоровья или свободы, чести, собственности или другого правового блага совершает правонарушающее деяние, чтобы отвратить опасность от себя, родственника или другого близкого человека.

Помимо Уголовного кодекса обстоятельства, исключающие наказуемость деяния, предусмотрены и иными нормативными актами. В частности, Конституция ФРГ (ст. 2) предоставляет гражданам ФРГ право на оказание сопротивления тому, кто пытается устранить демократический социальный строй ФРГ.

Наказание. Разделы УК ФРГ о наказании начинаются с характеристики отдельных видов наказания, при отсутствии общего определения понятия наказания и его целей.

УК ФРГ содержит минимальное число наказаний. В разделе «Правовые последствия деяния» предусмотрено два вида наказания — лишение свободы и денежный либо имущественный штраф.

Согласно § 38 УК лишение свободы — временно, если законом не предусмотрено пожизненное лишение свободы. Максимальный срок лишения свободы — пятнадцать лет, минимальный — один месяц. Денежный штраф предусмотрен § 40 УК. Он назначается в дневных ставках и составляет минимум пять и, если закон не предусматривает иного, максимум 360 полных дневных ставок. Размер дневной ставки суд определяет с учетом личного и материального положения лица, совершившего деяние. Дневная ставка устанавливается как минимум в две, максимум в 10 тыс. немецких марок.

По § 41 УК допускается назначение денежного штрафа наряду с лишением свободы: «Если лицо обогатилось или пыталось обогатиться в результате совершения деяния, то наряду с лишением свободы ему может быть назначен обычно не назначаемый или назначаемый альтернативно денежный штраф, если это допустимо, с учетом личных и материальных условий лица, совершившего деяние».

В соответствии с § 43а УК, если закон ссылается на это предписание, наряду с пожизненным лишением свободы или временным лишением свободы на срок более двух лет, суд может приговорить лицо, совершившее деяние, к уплате денежной суммы, размер которой ограничен стоимостью имущества этого лица (имущественный штраф).

В качестве дополнительного наказания предусмотрен запрет на управление автотранспортным средством (§ 44). Кроме того, дополнительным последствием деяния является лишение права занимать должности, права быть избранным и права голоса (§ 45).

Дополнительное уголовное право Федеративной Республики Германии : Понятие, система, источники Шулепова Людмила Федотовна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Шулепова Людмила Федотовна. Дополнительное уголовное право Федеративной Республики Германии : Понятие, система, источники : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.08. — Москва, 2005. — 208 с. : ил. РГБ ОД,

Содержание к диссертации

Глава I. Дополнительное уголовное право как структурный элемент системы уголовного права Федеративной Республики Германии

1. Определение понятия «уголовное право» («Stmfrecht») в немецкой вауке уголошвного права («Strafrechlswissenschaft») 19

2. Система уголовного права ФРГ и дополнительное уголовное право («Nebemtrafrecht») как ее структурный элемент 35

3. Исторические предпосылки становления дополнительного уголовного права ФРГ и роль показателей преступности в его развитии 60

Глава II. Источники дополнительного уголовного права Федеративной Республики Германии

1. Общая характеристика и научная классификация источников дополни тельного уголовного права ФРГ 90

2. Международный УК ФРГ (« Volkerstrafgesetzhuch»), его структура и место в системе немецкого уголовного права 112

3. Военно-уголовный закон ФРГ («Wehrstrafgesetz») и его уголовно-правовое значение 132

Список литературы 167

Введение к работе

Актуальность темы. В российской юридической литературе характеристика системы уголовного законодательства многие годы сводилась, как правило, к анализу структуры Уголовного кодекса (УК РФ), к выделению в нем Общей и Особенной частей, а также к перечислению основных разделов (глав, статей), его составляющих.1 Даже те авторы, которые считают, что системный метод обязывает проводить исследования уголовно-правовых явлений и понятий как систем, т.е. как целостного множества, состоящего из подсистем и элементов, не выходят за рамки УК РФ, именуя кодекс в этом отношении «макросистемой».2

Теоретические модели построения системы российского уголовного права основаны на закрепленном в ст. 1 УК РФ положении, определяющем: «Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс».

Законодательная власть современной России, следуя традициям советской школы права, придала УК силу единственного, реально влияющего на правоприменительную деятельность источника материального уголовного права. По мнению проф. А.В. Наумова, полная кодификация норм уголовного права позволяет сохранить «определенные гарантии законности в сфере осуществления правосудия по уголовным делам».3 Полная кодификация в сфере уголовного права характерна и для других бывших советских республик и стран, входивших в социалистический лагерь до его распада.

Однако в последнее время появились статьи и монографии, защищены диссертации, обосновывающие возможность признания в качестве источников уголовного права норм Конституции Российской Федерации,5 норм и принципов международного права, судебного прецедента, отдельных зако о п нов, в том числе тех, на которые сделаны ссылки в УК РФ, постановлений пленума Верховного Суда РФ.10 Высказываются предложения «отказаться от ставшего догмой указания на УК как на единственный источник отрасли уголовного права».11 Отмечается, что, по крайней мере, «с учетом зарубежного опыта положения этой доктрины (о признании уголовного кодекса единст 1 У венным источником уголовного права-Л.Ш.) нуждаются в уточнении». Рассматривая перспективы развития российского уголовного права, проф. Ю.В. Голик считает, что в России «на каком-то этапе своего развития расширится число источников уголовного права. Проблема расширения источников уголовного права — во многом проблема надуманная и характерна только для нашего уголовного права. Во многих странах мира ее не существует как таковой.. .».13

Вопрос о системе уголовного права и его источников в отечественной юридической науке приобретает актуальность еще и потому, что в подавляющем большинстве стран мира,14 включая Западную Европу,15 допускается параллельное функционирование, наряду с уголовным кодексом, других законов, содержащих отдельные уголовно-правовые нормы. Тем не менее, эффективность уголовно-правовой системы от этого не страдает, а, как показывают специальные исследования, даже выигрывает.

В настоящем диссертационном исследовании предпринята попытка, используя практику законотворчества в ФРГ, показать, что наличие в правовой системе многочисленных законодательных источников уголовного права, сложившееся исторически, при условии их логического и юридического согласования вполне допустимое явление, не нарушающее общей стратегии уголовно-правовой борьбы с преступностью.

Опыт ФРГ в вопросах построения системы уголовно-правового регулирования интересен для нас тем, что постсоветское уголовное право России, переживая период модернизации, освобождаясь от идеологических постулатов социалистического права, по мнению многих отечественных криминалистов, приобретает черты, свойственные современным системам уголовного права тех государств, которые составляют основу романо-германской правовой семьи.16 К тому же, как отмечает проф. Л.А. Толкаченко, «исторически законодательство России принадлежит к европейской (континентальной) правовой школе (се.мье) с присущими указанной системе признаками, характеризующими в том числе и отечественное уголовное право».

Степень разработанности темы. Немецкое уголовное право всегда привлекало внимание российских ученых-криминалистов. Всестороннее и глубокое освещение оно получило, прежде всего, в трудах А.Э. Жалинского и А.В. Серебренниковой. Наиболее объемная работа о немецком уголовном праве, когда-либо выходившая на русском языке, книга проф. А.Э. Жалинского «Современное немецкое уголовное право» (2004 г.), знакомит читателя с реальным состоянием уголовного закона, судебной практики и уголовно-правовой доктрины Германии, в том числе с наиболее известными источни-ками дополнительного уголовного права. В работах А.В. Серебренниковой в основном подверпіута анализу система Особенной части уголовного права ФРГ.19 В числе других работ, посвященных уголовному праву ФРГ, необходимо выделить кандидатские диссертации А.А. Пергатой (об уголовной от ветственности несовершеннолетних в ФРГ), В.В. Сидорина (о воєнно 9 1 уголовном законодательстве России, Франции и Германии), И.Б. Карповой (об институте соучастия в преступлении по законодательству Российской Фе 99 дерации и Федеративной Республики Германии).

Однако, учитывая, что немецкое уголовное законодательство в его текстуальном выражении образует одну из самых объемных отраслей правовой системы ФРГ, а уголовно-правовая доктрина Германии оказывает влияние на развитие уголовного права во многих странах, нетрудно предположить, что немецкое уголовное право и в дальнейшем будет привлекать внимание российских исследователей.

К областям немецкого права, наименее изученным в России и в связи с этим требующим научного освещения, относится так называемое «дополнительное уголовное право» («Nebenstrafrccht»), представляющее собой совокупность уголовно-правовых норм, включенных не в Уголовный кодекс, а в сотни других федеральных законов, и образующих вместе с Уголовным кодексом единую систему уголовного законодательства ФРГ.

Без анализа источников дополнительного уголовного права знания о механизме уголовно-правового регулирования в ФРГ не могут быть полными, а перспективы использования немецкого опыта в развитии российского уголовного права менее определенными. Данные обстоятельства и обусловили выбор автором темы диссертационного исследования.

Цель її задачи исследования. Целью диссертационного исследования является изучение опыта формирования дополнительного уголовного права в Германии и определение возможностей его использования в процессе совершенствования системы уголовного права России.

Достижение указанных целей обусловило постановку и последовательное решение следующих основных задач:

— на основе общего учения о системности в праве изучить и обобщить используемые в немецкой юридической науке определения понятия «уголовное право» («Strafrecht») как сложного социально-правового феномена, охарактеризовать место уголовного права в правовой системе ФРГ, определить особенности его внутренней структуры в сопоставлении с российской концепцией систематизации уголовно-правовых норм;

— раскрыть основные черты дополнительного уголовного права ФРГ, показать его взаимосвязь с другими структурными элементами немецкого уголовного права — всеобщим уголовным правом («Allgemeines Strafrecht») и уголовным правом земель («Landesslrafrecht»);

— проанализировать исторические предпосылки возникновения немецкого дополнительного уголовного права, оценить значение статистических показателей преступности в его развитии;

— провести юридический анализ уголовно-правовых норм, включенных в законы ФРГ не уголовно-правового характера, осуществить классификацию этих норм, втом числе с учетом способов их письменного изложения;

— разработать конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию уголовного законодательства Российской Федерации, используя выводы и положения, вытекающие из анализа понятия, системы и источников дополнительного уголовного права ФРГ.

Объектом исследования являются теоретические и социально-правовые основы регулирования в ФРГ уголовно-правовых отношений с использованием предписаний норм дополнительного уголовного права.

Предмет исследования составляют немецкие уголовно-правовые теории и законодательные акты, содержащие уголовно-правовые нормы, во всем их многообразии, а также показатели преступности и правоприменительная деятельность в сфере действия дополнительного уголовного права ФРГ.

Методология и методі пса исследования. Методологической основой исследования являются системный подход и диалектический метод познания. В процессе разработки теоретических и научно-прикладных положений, постановки целей и решения задач автором использованы следующие методы научного исследования: сравнительно-правовой, историко-правовой, логический, статистический и социологический.

Теоретическую основу исследования составили научные труды российских и немецких ученых в области уголовного права и криминологии, теории государства и права, истории государства и права зарубежных стран, международного права, военного права.

Диссертация основывается на трудах таких российских авторов как Н.Л. Андреев, И.П. Антонов, О.Н. Ведерникова, А.Б. Венгеров, И.С. Власов, Э.Г. Гасанов, Л.Д. Гаухман, Ю.В. Голик, А.Э. Жалинский, О.А. Жидков, O.K. Зателепин, И.Э. Звечаровский, Н.Г. Иванов, СМ. Иншаков, И.Б. Карпова, И.Д. Козочкин, В.М. Колдаев, B.C. Комиссаров, Н.И. Костенко, Н.Е. Крылова, В.Н. Кудрявцев, Н.Ф. Кузнецова, И.И. Лукашук, В.В. Лунеев, В.В. Маклаков, А.А. Малиновский, М.Н. Марченко, Н.П. Мелешко, Е.В. Мигачева, А.В. Наумов, А.А. Пергатая, А.И. Рарог, А.А. Рёрихт, Ф.М. Решетников, А.Б. Сергеев, А.В. Серебренникова, В.В. Сидорин, Н.Ф. Сунаева, А.Я. Сухарев, Е.Г. Тарло, Л.Б. Тиунова, А.А. Толкаченко, И.М. Тяжкова, Б.А. Филимонов, В.П. Цепелев, В.М. Чхиквадзе, Д. А. Шестаков, В.М. Шумилов и другие.

К числу немецких авторов, чьи труды лежат в основе исследования, относятся К. Биндинг (К. Binding), Р. Брюннер (II Втппег), Т. Вайгенд (EWeigend), К. Вебер (К. Weber), Р. Вебер (llWeber), И. Вессельс (J. Wessels), Г. Вольф (G Wolf), В. Гропп (W. Gropp), Д. Доллинг (D. Dolling), Х.-Х. Ешек (Н.-Н. Jescheck), Ф. Крей (V. Кгеу), К. Кюль (К. КиЫ), К. Малек (К. Malek), К. Марксен (К. Магхеп), Е. Мюллер (Е. Midler), В. Науке (IV. Naucke), X. Отто (Н. Otto), К. Роксин (С. Roxin), В. Стауф (W.Stauj), Т. Фишер (Г. Fischer), У. Франке (U. Franke), Г.-Й. Шнайдер (H.-J. Schneider), X. Шредер (Н. Schroder), У. Эберт (U. Ebert), У. Эйзенберг (U. Eisenberg), Р. Зіщрис (R. Endrifi), Г. Эрбс (G. Erbs), Г. Якобе (G. Jakobs), Г. Юнг (Н. Jung) и другие.

Диссертант выражает признательность гражданину ФРГ, немецкому юристу Фердинанту Карнату (F. Kamath), любезно предоставившему свою личную библиотеку, содержащую более полутора тысяч книг по германскому праву, для использования при подготовке настоящего исследования.

Нормативно-правовые основы исследования сформированы совокупностью норм Основного Закона (Конституции) ФРГ, Уголовного кодекса и более чем 60-ти федеральных законов дополнительного уголовного права Германии на немецком языке, изученных автором. При подготовке диссертации использовался также сравнительно-правовой анализ законодательных источников германского и российского уголовного права.

Эмпирическую базу исследования составили опубликованные в немецкой печати данные о состоянии, динамике и структуре преступности в ФРГ за 1994-2004 гг., статистические обзоры о состоянии преступности в России за 2003-2004 гг., а также судебные решения, вынесенные Конституционным судом ФРГ по уголовным делам.

Научили понизил исследовании определяется тем, что в нем впервые в уголовно-правовой науке России на диссертационном уровне проведен комплексный анализ немецкого дополнительного уголовного права, определены его понятие, система и источники, выявлены особенности законодательного регулирования уголовно-правовых отношений в ФРГ, расширен предмет науки российского уголовного права новыми знаниями о зарубежном уголовном законодательстве.

Впервые в отечественной юридической литературе диссертантом проанализированы уголовно-правовые нормы более чем 60-ти законов ФРГ, выявлены способы письменного изложения в них уголовно-правовых предписаний, проведена классификация этих норм, показана взаимосвязь между нормами общего и дополнительного уголовного права.

В диссертации с учетом германского опыта выдвигается и обосновывается предложение о возможности расширения круга законодательных источников уголовного права Российской Федерации за счет принятия отдельных уголовно-правовых законов и включения уголовно-правовых норм в федеральные законы, регулирующие наиболее важные сферы жизни общества.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. Выявление основных черт немецкого уголовного права, обоснование его принадлежности к континентальному европейскому типу права, характеризующегося признанием закона единственным источником уголовного права, лаконичностью языка и строгой систематизацией законов, предельно обобщенными формулировками уголовно-правовых норм.

2. Доказательство того, что уголовному праву отводится ведущая роль в правовой системе ФРГ, что оно является структурным элементом публичного права, определяя преступность деяний и устанавливая наиболее строгие по сравнению с другими отраслями права меры государственного принуждения.

3. Обобщение взглядов немецких авторов о сущности и задачах уголовного права (Strafrccht»), о его структуре:

— в широком смысле слова как совокупности норм материального уголовного права («matchcllcs Strafrccht»), уголовно-процессуальное права («Strafprozcsserccht»), права исполнения наказаний («Strafvollstrcckangsrccht») и норм других подсистем права, содержащих уголовно-правовые предписания или устанавливающих механизм их реализации;

— в узком смысле слова как совокупности норм материального права, определяющих признаки уголовно-наказуемых деянии и устанавливающих правовые последствия их совершения («Kriminalstrafrccht»).

4. Анализ разветвленной, многоуровневой системы законодательных источников материального уголовного права, в том числе структуры немецкого уголовного кодекса (StGB), составляющего основу (ядро) уголовно-правовой системы ФРГ («Kcmstrafrccht») и всего уголовного законодательства («Strafgesctzgcbw ig»).

5. Выделение в системе уголовного права ФРГ и характеристика трех основных элементов, тесным образом связанных между собой:

— всеобщего уголовного права («Allgcmcincs Strafrccht»);

— дополнительного уголовного права («Ncbcnstrafrccht»);

— уголовного права земель («Laniksstrafrccht»).

6. Определение дополнительного уголовного права как совокупности уголовно-правовых норм, содержащихся не в уголовном кодексе, а в других федеральных законах, в том числе не уголовно-правового характера.

7. Разделение норм дополнительного уголовного права по сферам регулирования общественных отношений на следующие группы:

— международное уголовное право (« Volkcrstrafrccht»);

— военно-уголовное право («Wchrstrafrccht»);

— молодежное уголовное право («Jugmdstrafrccht»);

-уголовное право наркотиков («Betaubungsmittelstrafrecht);

— экономическое уголовное право («Wirtschaftsstrafrccht»)\

— уголовное право дорожного движения («Verkehrsstrafrecht») и т.д.

8. Отнесение к числу важнейших источников дополнительного уголовного права Международного УК ФРГ (VStGB), Военно-уголовного закона (WStGB), Закона об отправлении правосудия по делам молодежи (JGG), Вводного закона к УК (EGStGB), Закона о дальнейшем упрощении хозяйственного уголовного права (WiStG), Закона о хранении оружия (WafiG), Закона об обороте наркотических средств (BtmG) и некоторых других из числа более чем 400 законов ФРГ, содержащих уголовно-правовые нормы.

9. Вывод о том, что немецкое уголовное право, как показывает анализ его источников, не тяготеет в своем развитии к полной кодификации. В этом имеется определенная логика. Уголовно-правовые нормы, непосредственно включенные в механизм правового регулирования отдельных, наиболее существенных сфер общественной жизни, более жизнеспособны. Действуя в комплексе с нормами других отраслей права, они напрямую воздействуют на правопорядок, подчеркивая, с одной стороны, значимость регулируемой сферы деятельности, а с другой — информируют субъектов соответствующих правоотношений о возможных уголовно-правовых последствиях неисполнения (нарушения) требований специального закона.

10. Предложение о необходимости расширения круга законодательных источников уголовного права Российской Федерации за счет принятия дополнительных уголовно-правовых законов и включения уголовно-правовых норм в законы, регулирующие наиболее важные сферы жизни общества. В этих целях, в частности, предлагается:

— внести изменения в ч. 1 ст. 1 УК, изложив ее следующей редакции: «1. Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса н других законов, содержащих уголовно-правовые нормы»;

— принять Федеральшле законы «Об уголовной ответственности об уголовной ответственности за геноцид, преступления против человечности и военные преступления», «Об уголовной ответственности военнослужащих», «Об уголовной ответственности несовершеннолетних» и придать им силу законов прямого действия.

Теоретическая и практическая значшюсть исследования заключается в том, что разработанные в диссертации теоретические положения и проведенный научный анализ источников дополнительного уголовного права ФРГ могут быть использованы для дальнейшего научного осмысления сущности и системы немецкого уголовного права, обоснования концепции множественности источников уголовного права.

Полученные результаты могут быть полезны в законодательном процессе, в ходе разработки законопроектов в сфере уголовного права.

Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе в высших юридических учебных заведениях. Прикладное значение исследования связано с работой автора в должности преподавателя кафедры уголовного права Военного университета.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация выполнена на кафедре уголовного права и криминологии Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации», где проводилось ее обсуждение.

Автор апробировал результаты исследования в научных сообщениях, сделанных им на заседаниях кафедры уголовного права Военного университета, а также кафедры уголовного права и криминологии Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, на научно-практических семинарах и конференциях, проводимых в Военном универси тете, Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации и Московском государственном лингвистическом университете.

Основные результаты исследования были использованы при проведении занятий по уголовному праву и криминологии на кафедре уголовного права Военного университета.

Выводы, изложенные в диссертации, отражены в 5 научных статьях автора общим объемом 4,0 печатных листа, опубликованных в рекомендованных ВАК России изданиях:

1. Шулепова Л.Ф. Особенности применения молодежного уголовного права Германии к военнослужащим Бундесвера // Право в Вооруженных силах. — 2004. — № 6. Вкладка «Военно-уголовное право». — 2004. — № 3. — С. 14-16 (0,8 п.л.).

2. Шулепова Л.Ф. Военно-уголовное право в системе уголовного права Германии // Право в Вооруженных силах. — 2004. — № 10. Вкладка «Военно-уголовное право». — 2004. — № 5. — С. 7-9 (0,8 п.л.).

3. Шулепова Л.Ф., Ковбасюк А.Н. Международное уголовное право: недопустимость ссылки на приказ начальника // Вестник МГЛУ. Серия «Право». — 2004. — № 485. — С. 209-224 (1,0 п.л.).

4. Ипшаков СМ., Шулепова Л.Ф. Дополнительное уголовное право ФРГ // Уголовное право. — 2005. — № 5. — С. 11-14 (0,5 п.л.)

5. Шулепова Л.Ф. Система уголовного законодательства Федеративной Республики Германии // Вестник МГЛУ. Серия «Право». — 2005. — № 508. — С. 234-245 (1,0 п.л.).

Структура работы и содержание плана. Диссертация состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка литературы, включающего 340 наименований работ, семи приложений, изложена на 208 страницах.

Определение понятия «уголовное право» («Stmfrecht») в немецкой вауке уголошвного права («Strafrechlswissenschaft»)

Система уголовного права ФРГ не может быть правильно раскрыта без уяснения содержания самого понятия «уголовное право» («Strafreclu»). К тому же, как будет показано ниже, в немецкой уголовно-правовой науке («Strafrechtswissenscliaft») — фундаментальных теоретических работах, энциклопедиях, справочных и других изданиях по уголовному праву немецких авторов — эти понятия трактуются по-разно\гу, неоднозначно. По сравнению с российским уголовным правом соответствующая отрасль немецкого права имеет более сложную структуру, понятийный аппарат науки немецкого уголовного права насыщен категориями и понятиями, не имеющими эквивалентов в российской юридической терминологии. Российский исследователь германского права проф. А.Э. Жалинский выделяет следующие основные черты в современном уголовном праве ФРГ: а) в технико-юридическом плане немецкое уголовное право, как и ос тальные отрасли, относится к континентальному типу права; б) самостоятельность, единство, системность этой правовой отрасли; в) уголовное право ФРГ — это отрасль публичного права, направлен ная на защиту общества. Автор исключительно точно указал на те пункты, только пройдя через которые всякий новый исследователь немецкого уголовного права, в том числе пытающийся раскрыть его систему, вправе рассчитывать на успех. Так, принадлежность немецкого права к континентальному типу права (к романо-германской правовой семье20) объясняет некоторые национальные особенности системы уголовного права ФРГ. Ее становление протекало в рамках правовой семьи, которую отличали: — наличие писаной конспггуции, за которой признавалась высшая юридическая сила; — строгая отраслевая классификация системы права; — кодификация законодательства; — строгая систематизация источников права, где главенствующее место принадлежит консппуционным нормам. Уголовное право этой правовой «семьи» основано на признании закона единственным источником уголовного права, на кодификации уголовных законов в сочетании с предельной лаконичностью их языка, предполагающей предельно обобщенные фор\гулировки уголовно-правовых норм. Формирование германского уголовного права происходило на основе глубоких философско-правовых исследований. К ним необходимо отнести труды Иммануила Канта (1724-1804), Георга Вильгельма Фріщриха Гегеля (1770-1831), Пауля Иоганна Ансельма Фейербаха (1775-1833). Германское уголовное право восприняло идеи классической школы уголовного права с ее теорией психолотческой вины и свободы воли, с объективными основаниями уголовной ответственности за причинение вреда правовохгу благу, с концепцией наказания как возмездия за зло. Кантовская идея о свободе воли преступника как основания уголовной ответственности явилась философским обоснованием учения классической школы как о причинах преступного поведения, так и следующих за ним уголовно-правовых последствий. «Если человек в моральном смысле бывает или должен быть добрым или злым, то он сам себя должен делать или сделать таким. И то и другое должно быть результатом его свободного произволения; иначе это не могло бы быть вменено ему в вшгу». По мысли И. Канта, принуждение должно увеличивать свободу — только в этом случае оно оправдано и способствует развитию общества. «К сожалению, — пишет СМ. Иншаков, -далеко не всегда человечество прислушивается к советам мудрых людей. Нарушение данного императива Канта не раз оборачивалось колоссальными социальными катастрофами».24 Величие Гегеля, отмечает А.В. Наумов, состоит, в частности, в том, что «он выступил решительным сторонником кодифицированного уголовного законодательства, считая его более развитой формой права, чем собрание норм обычного права или судебных решений по типу английской системы правосудия, сторонником ограничения законом пределов судейского усмотрения».25 До сих пор, несмотря на попытки отдельных немецких авторов, колеблющихся между признанием и отрицанием судебной практики как источника уголовного права, поставить под сомнение утверждение Гегеля, право судей («Richterrecht») не признается в ФРГ в качестве источника уголовного права.26 В концентрированном виде уголовно-правовые идеи классической школы были представлены в трудах Фейербаха. Ему принадлежит заслуга в том, что принципы уголовного права, выдвинутые Беккариа, приобрели строгие латинские формулы: «nulla poena sin lege» (нет наказания без закона); «nulla poena sin crimene» (нет наказания без преступления); «nullum crimen sine poena legali» (нет преступления без законного наказания).27 Комбинированный принцип «nullum crimen, nulla poena sine lege» послужил основой для создания уголовных кодексов многих стран мира и по сей день является важной гарантией демократии и законности в сфере уголовного правосудия. Не случайно он закреплен в качестве основополагающего принципа в 1 StGB («Keine Strafe dime Gcsctz»). Используя классификацию уголовно-правовых систем, предложешгую А.А. Малиновским (в зависимости от роли и места уголовно-правового при-нужденпя в политике государства), уголовное право современной Германии следует признать гуманистическим, а не репрессивным или карательным. В нем можно выделить такие черты, как: — относительная мягкость видов наказания (отсутствие смертной казни и длительных сроков лишения свободы за нетяжкие преступления, создание хороших условий содержания осужденных); — приоритет уголовно-правовых мер, не связанных с лишением свободы (примерно 80% всех наказаний составляют денежные штрафы), широкое применение условного осуждения и т. д.

Система уголовного права ФРГ и дополнительное уголовное право («Nebemtrafrecht») как ее структурный элемент

В философско-правовой литературе под системой понимается упорядоченное определенным образом множество элементов, взаимосвязанных между собой и образующих некоторое целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования. Подвергая анализу структуру правовой системы, важно учитывать, что исследованию должно подвергаться не только то, из каких элементов складывается система, но и каким образом связаны между собой ее элементы. «Понятие «структура» — пишет В.В. Сорокин, — не может рассматриваться в узком смысле как набор элементов, образующих целое. Структура системы — это и совокупность всех прямых и обратных связей между ее функциональными компонентами. Данное понятие используется в науке для выражения взаимосвязи частей и целого, количественных и качественных изменений, содержания и формы объекта исследования».

Обладая системным единством, право отдельно взятого государства дифференцируется на относительно автономные, связанные между собой части — нормы, институты, отрасли.73 Отрасли права образуют систему права, которая как целостное образование охватывает все нормы, действующие в той или иной стране, и представляет собой сложный многоуровневый комплекс, где действуют связи четырех уровней: между элементами нормы права; между нормами, объединенными в правовые институты; между институтами соответствующей отрасли права; между отдельными отраслями права.

В жизнедеятельности государства и общества прочное место занимает также классификация норм права по отраслям законодательства. Система права и система законодательства — близкие, но не равнозначные понятия.

Система права «является системой самого содержания права, тогда как система законодательства относится к его форме, к системе источников права. Система законодательства характеризуется через состав, соотношение и внутреннюю структуру источников права».75 Система законодательства представляет собой «совокупность существующих в том или ином государстве нормативно-правовых актов (законов, указов, статутов, декретов, постановлений правительства и др.), подразделяющуюся в соответствии с различными критериями на качественно определенные составные части»76.

Определение понятий «система права» и «система законодательства» в российской и немецкой литературе практически не имеет различий, так как системность — одно из неотъемлемых свойств любого типа права. В результате длительной исторической эволюции уголовно-правовые нормы, возникающие как следствие проникновения преступности в различные сферы общественной жизни и усложнения форм ее проявлений, сформировались в определенную систему, обладающую множеством собственных (присущих только этой системе) признаков и элементов. Более того, впоследствии оказалось, что от упорядоченности массива уголовно-правовых норм многое зависит: развитие науки уголовного права; качество законодательной практики; совершенство структуры отраслевых источников, степень их согласованности; эффективность правоприменительной деятельности; подготовка профессионалов в области борьбы с преступностью и т.д.

В ФРГ, в отличие от России, существует довольно разветвленная система источников уголовного права, что делает его структуру сложной, многоуровневой. В немецком законодательстве и юридической науке довольно широко используются такие понятия, как общее уголовное право («Allgemeincs Strafrcdit»), уголовное право земель («Landesstrafrecht»), основное уголовное право («Hauptstrafreclit» или «Kemstrafrecht»), дополнительное уголовное право («Nebenstrafreclit»), военно-уголовное право («Wehrstrafreclit»), молодежное уголовное право («Jugendstrafrecht»), международное уголовное право («Volkerstrafrecht»), налоговое уголовное право («Steuerstrafrecht»), уголовное право наркотиков («Betaubungsmittelstrafrecht), экономическое уголовное право («Wirtschaftsstrafrecht»), уголовное право дорожного движения («Verkehrsstrafrecht») и т.д.

Несмотря на многообразие законодательных источников и поотраслей, немецкое уголовное право имеет, тем не менее, достаточно стройную внутреннюю структуру. Не случайно, характеризуя основные черты уголовного права ФРГ, А.Э. Жалинский одной из шгх называет «единство, системность уголовного права». Далее автор отмечает, что «систематическое изложение уголовного права в немецкой литературе определяется на единой основе, хотя и с определенными различиями, и основано на признании единых начал (принципов) этой правовой отрасли».

Общая характеристика и научная классификация источников дополни тельного уголовного права ФРГ

Как уже отмечалось, источниками дополнительного уголовного права Германии являются многочисленные уголовно-правовые законы, исключая StGB, її законы, содержащие уголовно-правовые нормы. По количеству норм (объему) дополнительное уголовное право не уступает, а по некоторым оценкам даже превышает StGB.199 Если StGB включает (по состоянию на 1 апреля 2005 г.) 486 параграфов и изложен примерно на 160 страницах текста, то дополнительные уголовные законы составляют несколько томов. По одним данным таких законов более трехсот, по дру-гим — более четырехсот, по третьим — около тысячи. Немецкий проф. Г. Вольф опубликовал список 130 законов ФРГ, содержащих уголовно-правовые нормы (по состоянию на 9 октября 2004 г.). Причем количество дополнительных законов, по наблюдению В. Науке, продолжает расти. Не случайно проф. А.Э. Жалинский отметил, что «уголовное законодательство (ФРГ — Л.Ш.) оказывается трудно обозримым, если вообще обозримым, и недаром дополнительные уголовные законы не являются обязательным объектом юридического образования в немецких универси-тетах». По нашим далеко не точным подсчетам в ФРГ действует примерно четыреста законов, содержащих уголовно-правовые нормы. Несмотря на многообразие источников дополнительного уголовного права, принцип законности в Германии незыблем. Он находит свое выражение в формуле «нет наказания без закона» («Keine Strafe ohne Gesetz»), закрепленной в 1 StGB, и распространяю шей свое действие на дополнительное уголовное право. Нельзя согласиться с мнением А.Л. Малиновского, что в Германии уголовно-правовые предписания могут содержаться не только в законах, но и в подзаконных актах, и что «число подзаконных актов, содержащих нормы уголовного права, достаточно велико».206 В обоснование своей точки зрения автор ссылается на германское Положение о налогах 1977 г. и далее пишет: «В соответствии с предписаниями 370 Положения тот, кто незаконно добивается сокращения налоговых выплат или предоставления неоправданных налоговых льгот для себя или другого, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет или штрафом. Вполне очевидно, что данный подзаконный акт содержит такую норму, которая по характеру своего правового предписания должна была бы находшъся, по меньшей мере, в уголовном законе, а в идеале — в уголовном кодексе». Упомянутый в книге А. А. Малиновского нормативно-правовой акт («Abgabenordmmg» — АО)20 по своей юридической силе является законом, а не подзаконным актом. Законом именует его проф. А.Э. Жалинский.209 АО был принят парламентом, шменения к нему вносились также на осно- вашій закона. В юридическом словаре К. Вебера названный нормативно-правовой акт именуется как «Manlelgeselz ode г Steuergntndgesetz», то есть как «закон-остов» или основной налоговый закон. Определению места того или иного источника дополнительного уголовного права в системе немецкого уголовного законодательства способствует каталогизация преступлений, используемая при регистрации преступлений в материалах уголовной статистики. Как уже было показано в 3 главы I диссертации, каждому составу уголовно-наказуемого деяния, каждому виду преступности в ФРГ присваивается шифр («Schliissel»). Обобщающие шифры («Summenschliissel»), в частности, обозначают: «8900» — все преступления, кроме тех, что предусмотрены Законом о статусе иностранных граждан [«Auslandergesetz» (AuslG)] и Законом о предоставлении убежища [«Asylverfahrensgesetz» (AsylVeriG)] («7250»). «8910» — наркопреступность («Rauschgiftkriminalitat»), включающая следующие шифры: «7300» — наркоделикты, предусмотренные Законом о наркотических веществах // «Betaubungsmittelgesetz» (BtmG); «2180» — грабеж с целью приобретения наркотиков (StGB); « 710» — кражу наркотиков из аптеки (StGB); « 720» — кражу наркотиков у практикующего врача (StGB); « 730» — кражу наркотиков из лечебного учреждения (StGB); « 740» — кражу наркотиков у производителей и оптовых торговцев (StGB); « 750» — кражу бланка рецепта с целью приобретения наркотиков (StGB); «5420» — подлог с целью получения наркотиков (StGB). «8911» Приобретение наркотиков преступным путем. «8920» — насильственная преступность («Gewaltkrimuialitat»), включающая преступления, обозначенные следующими шифрами: «0100» — тяжкое убийство (StGB); «0200» — менее тяжкое убийство и убийство по требованию (StGB); «1110» — изнасилование и сексуальное принуждение (StGB); «2100» — грабеж, вымогательство с насилием и разбойное нападение на водителей (StGB); «2210» — телесное повреждение со смертельным исходом (StGB); «2220» — опасные и тяжкие телесные повреждения (StGB); «2330» — похищение человека с вымогательством (StGB); «2340» — захват заложника (StGB); «2350» — посягательство на воздушное или морское сообщение (StGB). «8930» — экономическая преступность («Wirtschaftskrimuialitiit») которая включает совокупность преступлений, перечисленных в 74с абз. 1 №№ 1-6 Закона о судоустройстве [«Gerichtsverfasswigsgesetz» (GVG)], и в различных законах, касающихся хозяйственной деятельности. Экономическая преступность имеет внутреннее членение на виды: «8931» — мошенничество («5100»213); «8932» — банкротство («5600», «7121», 7122»); «8933» — преступность в финансовой сфере («5130», «5141», «5143», «5144», «5145», «7140»); «8934» — в сфере конкуренции («6560», «7150», «7192»); «8935» — сфере труда («5173», «5177», «5220», «7130»); «8936» — мошенничество и злоупотребление доверием при капиталовложениях («5131», «5132», «5133», «5134», «5211»). «8970» -компьютерная преступность («Computerkriminalitiit»), состоящая нз деяний, обозначенных шифрами «5163», «5175», «5179», «5430», «6742», «6780», «7151» и «7152».

Международный УК ФРГ (« Volkerstrafgesetzhuch»), его структура и место в системе немецкого уголовного права

В уголовном праве ФРГ проблеме его взаимодействия с между на-родным уголовным правом всегда уделялось внимание. В 2002 г. система источников уголовного права ФРГ была дополнена новым законодательным актом — Международным уголовным кодексом ФРГ от 26 июня 2002 г. («Volkerstrafgesetzbuch», далее — VStGB), существенно изменившим традиционную для Германии систему уголовного законодательства. Как заметил проф. А.Э. Жалинский, «это своеобразный новый источник немецкого уголовного права, который трудно сравнить с каким-либо иным». Возникло, в частности, ряд вопросов, касающихся определения места VStGB в системе уголовного законодательства ФРГ, его взаимодействия с StGB и другими законами, содержащими уголовно-правовые нормы.

События, связанные с принятием VStGB интересны для нас тем, что в Российской Федерации имплемеитация норм международного уголовного права пока имеет неопределенные перспективы. На дипломатической конференции, прошедшей под эгидой ООН в Риме 15-17 июля 1998 г., ста

двадцатью государствами был учрежден Международный уголовный суд (далее — МУС). Это решение — результат интенсивного процесса международных переговоров, в котором активное участие приняли Федеративная Республика Германия и Российская Федерация.

Римский Статут об учреждении МУС (далее — Статут МУС) вступил в силу 1 июля 2002 г. после того, как первые 60 стран выполнили внутригосударственные процедуры по его ратификации. Роль, сыгранную Германией в процессе становления Статута МУС и его функционирования на практике, следует расценивать как проявление принципиальной смены парадигм в германской политике международного права и заново обретенного международно-правового самосознания.

Позиция Германии в отношении международного уголовного права длительное время сводилась к его категорическому неприятию. Например, предусмотренная Версальским мирным договором выдача германских подданных, обвинявшихся в совершении военных преступлений, военным трибуналам союзников даже членами имперского правительства называлась не иначе как «оскороление германской чести и достоинства». А практически все уголовные процессы по обвинению в совершении военных преступлений, проведенные в Имперском суде под давлением союзников, завершились вынесением несерьезных наказаний.

После второй мировой войны в Германии по-прежнему отмечается неприятие международного уголовного права, не в последнюю очередь с учетом того принципа, что не может существовать наказания без закона (nulla poena sine lege). В целом ряде германских публикаций по вопросам права, а также официальными германскими учреждениями минимум до середины 60-х годов ставилась под сомнение международно-правовая допустимость Нюрнбергского трибунала над военными преступниками и последовавших затем процессов, проводившихся на основании принятого Контрольным советом Закона №10. «При этом, — пишет Л. Цеммерманн, — ряд авторов, несмотря на беспрецедентный характер германских преступлении, даже не стеснялся гово-рить о юстиции победителей».

Созидательную роль в сфере международного уголовного права Германия стала играть лишь в начале 90-х годов. Так, после создания специальных уголовных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде федеральными законодательными органами ФРГ были приняты законы о взаимодействии, регулировавшие сотрудничество германских ведомств с обоими судами. Но даже в этой связи правительство при их обосновании все еще особо подчеркивало, что выдача немцев обоим судам с точки зрения конституционного права недопустима.

В рамках переговоров о создании МУС Германия затем сыграла одну из ведущих ролей. И выполняя данную роль в составе группы так называемых государств-единомышленников, лояльно настроенных по отношению к трибуналу, Германия смогла преодолеть то недееспособное положение в сфере международного права, в котором она — по собственной вине — находилась после второй мировой войны.