Приговор по ст 127 ч1 ук рф

Автор: | 13.01.2019

Приговор по ст 127 ч1 ук рф

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 2 марта 2011 г. N 303-П10

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

в составе: Председательствующего — Серкова П.П.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Магомедова М.М., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Хомчика В.В.,-

при секретаре Кепель С.В.

рассмотрел уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 12 октября 1999 года, по которому

осужден: по п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 3 ст. 127 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы, по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 318 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 23 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в пользу П. рублей в счет компенсации морального вреда.

По делу осуждены также Дьяконов В.В. и Феофилактов А.И.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2000 года приговор в отношении Тарасова А.В. оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2001 года приговор и кассационное определение в отношении Тарасова А.В. изменены, его действия с ч. 3 ст. 127 УК РФ переквалифицированы на п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы, исключено из осуждения Тарасова по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ указание о совершении преступления из корыстных побуждений. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127, п.п. «б», «в» ч. 3 ст. 162, п. «з» ч. 2 ст. 105, п. «б» ч. 3 ст. 163, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 318 УК РФ, назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества. В остальной части судебные решения в отношении Тарасова оставлены без изменения.

Постановлением судьи Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 10 июня 2009 года приговор от 12 октября 1999 года в отношении Тарасова приведен в соответствие с уголовным законом, исключено дополнительное наказание в виде конфискации имущества, постановлено считать Тарасова осужденным по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции УК РФ от «1999» года) к 11 годам 6 месяцам лишения свободы, по п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ (в редакции УК РФ от «1999» года) к 4 годам лишения свободы, по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции УК РФ от «1999» года) к 18 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 163 УК РФ (в редакции УК РФ от 8 декабря 2003 года) к 4 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции УК РФ от «1999» года) к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 318 УК РФ (в редакции УК РФ от «1999» года) к 3 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Его же постановлено считать осужденным по приговору мирового судьи судебного участка Можгинского района Удмуртской Республики от 9 августа 2006 года по ст. 319 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по приговору мирового судьи судебного участка Можгинского района Удмуртской Республики от 9 августа 2006 года частично присоединено неотбытое наказание по приговору Верховного Суда Удмуртской республики от 12 октября 1999 года с изменениями, внесенными постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2001 года, и окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока наказания с 9 августа 2006 года.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств.

В своем заявлении осужденный Тарасов выражает несогласие с приговором и ставит вопрос о пересмотре судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, постановления Президиума и других судебных решений, мотивы протеста прокурора, возражения и жалобы осужденного, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехле-рова С.Г. поддержавшего представление и доводы протеста, а также осужденного Тарасова А.В. и адвоката Баранова А.А. об отмене приговора с передачей дела на новое судебное разбирательство, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

по приговору Тарасов признан виновным в том, что не имея соответствующего разрешения, до разбойного нападения и убийства П. у неустановленного следствием лица приобрел огнестрельное оружие — револьвер и малокалиберные патроны к нему, которые незаконно хранил, носил и перевозил.

В середине июня 1998 года . Тарасов решил совершить разбойное нападение на работников ТОО . для чего привлек своих знакомых Дьяконова и Феофилактова.

19 июля 1998 года Тарасов вооружился револьвером, заряженным малокалиберными патронами, и около 21 часа совместно с Дьяконовым и Феофилактовым на трассе . напал на П., В. и К. При этом Тарасов угрожал им убийством, демонстрируя револьвер. Потерпевшие, опасаясь за свою жизнь, вынуждены были отдать нападавшим . рублей.

Завладев деньгами, осужденные отвели потерпевших в лес и привязали к деревьям, лишив свободы.

После этого по истечении около двух часов Тарасов, действуя единолично с возникшим умыслом на причинение смерти П. из корыстных побуждений, с целью завладения автомашиной . стоимостью . рубля . копеек, принадлежавшей ТОО . произвел из револьвера выстрел в голову П. причинив ему касательное ранение, повлекшее легкий вред здоровью.

Затем Дьяконов и Феофилактов по указанию Тарасова развязали К. и завладели личными вещами потерпевших К. и В.

Тарасов, желая реализовать свой преступный умысел на лишение жизни П., еще раз выстрелил ему в голову, убив его, после чего Тарасов и Дьяконов вытащили из кармана П. документы на автомашину .

Обнаружив, что потерпевшему В. удалось развязаться и убежать, Дьяконов и Феофилактов с похищенными у потерпевших вещами уехали на автомашине . Тарасов приказал К. сесть за руль автомашины . и ехать в сторону . но вскоре был вынужден ее бросить из-за технических неполадок, пригрозив К. расправой в случае сообщения в правоохранительные органы.

Находясь в розыске, Тарасов решил завладеть имуществом, принадлежавшим К. С этой целью он в период с конца августа по конец первой декады сентября 1998 г. отправил К. 4 письма, а также звонил по телефону, требуя передачи ему . рублей и высказывая угрозы расправой над К. и членами его семьи, которые последний воспринимал реально.

Кроме того, Тарасов 14 сентября 1998 года . во время его задержания оказал сопротивление сотрудникам милиции М. и С. отталкивал их и нанес несколько ударов руками в область живота М. а также повредил его одежду.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека (далее Европейский Суд) 18 февраля 2010 года установлены нарушения пункта 1 статьи 6, а также ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее Конвенция).

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М., находит представление подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом нарушение положений Конвенции при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно п.п. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, определенном главой 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Из постановления Европейского Суда от 18 февраля 2010 года усматривается, что по уголовному делу в отношении Тарасова были допущены нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с несправедливостью судопроизводства при пересмотре дела в порядке надзора, а также ст. 8 Конвенции из-за цензуры переписки заявителя с Европейским Судом.

При таких данных производство по уголовному делу в отношении Тарасова подлежит возобновлению ввиду новых обстоятельств.

Тарасов обратился в Европейский Суд с жалобой на то, что рассмотрение дела в Президиуме Верховного Суда Российской Федерации проходило в его отсутствие, ему не была предоставлена возможность эффективно участвовать в слушании по пересмотру дела в порядке надзора, он не смог подготовить свои замечания относительно поданного ходатайства прокурора. Кроме того, администрация колонии, где он отбывал наказание, вскрыла и осмотрела письмо Европейского Суда, из которого были изъяты некоторые документы.

Европейский Суд по правам человека, рассмотрев жалобу Тарасова, пришел к выводу о нарушении права на уважение его корреспонденции, поскольку 25 мая 2005 года сотрудница колонии вскрыла письмо Европейского Суда от 10 мая 2005 года, адресованное Тарасову, совершив тем самым вмешательство в осуществление заявителем его права на переписку в нарушение ст. 8 Конвенции.

Однако выявленное Европейским Судом нарушение ст. 8 Конвенции не влечет за собой необходимость пересмотра судебных решений по делу, так как оно не повлияло на их законность и обоснованность.

Из представленных материалов дела усматривается, что 16 апреля 2001 года заместитель Генерального прокурора Российской Федерации направил в Президиум Верховного Суда Российской Федерации протест о пересмотре в порядке надзора приговора и определения суда кассационной инстанции в отношении Тарасова.

Получив копию протеста 16 августа 2001 года, Тарасов направил в Президиум Верховного Суда Российской Федерации свои замечания относительно оснований его принесения, а также просил предоставить ему возможность присутствовать на слушании по пересмотру дела в порядке надзора.

3 октября 2001 года состоялось заседание Президиума, в ходе которого был рассмотрен протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации в отсутствие Тарасова и его адвоката, замечания осужденного на протест рассмотрены не были.

В постановлении Европейского Суда отмечено, что Президиум Верховного Суда Российской Федерации изменил приговор и принял иную правовую квалификацию действий Тарасова в отсутствие последнего при пересмотре дела, изменив обвинение, выдвинутое в отношении заявителя.

При этом сторона обвинения присутствовала на слушании по пересмотру дела в порядке надзора и привела устные доводы в поддержку изменения квалификации.

Однако Тарасову не была предоставлена возможность подать свои замечания относительно такого ходатайства и устных заявлений представителей органов государственной власти, а также выступить по своему делу в рамках соблюдения принципа состязательности процесса.

С учетом этого Европейский Суд сделал вывод, что судебное разбирательство, осуществленное Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в отношении Тарасова, не соответствовало требованиям справедливости.

По смыслу закона (п.п. «б» п. 2 ч. 4 ст. 413, ч. 5 ст. 415 УПК РФ) Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

В связи с выявленными нарушениями п. 1 ст. 6 Конвенции постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 3 октября 2001 года, а также постановление судьи Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 10 июня 2009 года о приведении в соответствие с действующим законодательством приговора и последующих судебных решений в отношении Тарасова подлежат отмене с передачей дела на новее рассмотрение в Президиум в порядке главы 48 УПК РФ для рассмотрения уголовного дела по протесту прокурора и его надзорной жалобе.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. поставлен вопрос о переквалификации действий Тарасова с ч. 3 ст. 127 УК РФ на п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ и назначении наказания по этой статье в виде 4 лет лишения свободы, об исключении из его осуждения по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицирующего признака «из корыстных побуждений» и назначении Тарасову на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательного наказания в виде 22 лет лишения свободы.

В возражениях на протест, а также в надзорной жалобе и дополнениях к ней, осужденный Тарасов указывает на несогласие с приговором и определением суда кассационной инстанции, считает, что ему необоснованно отказали в рассмотрении дела судом из трех профессиональных судей или коллегией присяжных заседателей, полагает, что судебное разбирательство проведено неполно, односторонне, с обвинительным уклоном. По делу не были проведены следственные действия, а также назначены экспертизы, по результатам которых можно было сделать вывод о его невиновности, указывает на отсутствие доказательств, подтверждающих наличие у него оружия и боеприпасов. Обращает внимание, что судом не проверялись версии о возможном убийстве потерпевшего другими лицами и по другим мотивам, не установлена принадлежность похищенных денег. Надлежащим образом не проверено его заявление о нахождении в другом месте в момент совершения преступления. Показания потерпевших К. и В., а также осужденных по делу Дьяконова и Феофилактова считает непоследовательными и недостоверными, дает свою оценку доказательствам, оспаривает правильность квалификации действий по эпизоду с К.

Одновременно с этим заявляет, что рассмотрение дела в суде кассационной инстанции проходило без участия прокурора, а также адвоката, который, несмотря на его просьбу, о дне судебного заседания извещен не был, при этом доводы жалобы не получили надлежащего разрешения. Просит судебные решения отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Рассмотрев уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, жалобе и возражению осужденного Тарасова, а также проверив материалы уголовного дела в порядке ч. 1 ст. 410 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит приговор и определение суда кассационной инстанции в отношении Тарасова подлежащими изменению в соответствии с положениями ч. 1 ст. 409, п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

Вопрос о форме судопроизводства Верховным Судом Удмуртской Республики разрешен в соответствии с требованиями закона, действовавшими на тот период.

Просьба Тарасова о суде присяжных являлась безосновательной исходя из того, что такой суд в Удмуртской Республике в 1999 году не действовал и был введен с 1 января 2003 года, а положения ч. 2 ст. 15 УПК РСФСР, дающие основания для рассмотрения уголовных дел данной категории тремя профессиональными судьями, были приостановлены до введения в действие УПК РФ Федеральным законом от 9 июля 1998 года N 28-ФЗ.

С доводами жалобы Тарасова о непричастности к совершению преступлений согласиться нельзя, так как его виновность подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, в том числе показаниями потерпевших К. и В. об участии Тарасова в убийстве П., показаниями осужденных Феофилактова и Дьяконова на предварительном следствии, подтвердивших, что они по предложению Тарасова привязывали к деревьям К. и В., а Тарасов, выйдя за пределы их договоренности о завладении имуществом и деньгами, выстрелами из пистолета убил П. показаниями свидетеля Б. о том, что со слов сожителя К. ей стало известно о совершении Тарасовым убийства П.

Суд обоснованно признал показания потерпевших, а также осужденных Феофилактова и Дьяконова в данной части достоверными, поскольку они согласуются между собой, и с другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Заявление Тарасова о том, что в день совершения преступления он находился в гостиничном номере . с разрешения собственника гостиницы П. было проверено судом и своего подтверждения не нашло.

Из показаний свидетеля П. установлено, что с Тарасовым он не знаком и ключи от номера в указанные осужденным дни никому не передавал.

В судебном заседании потерпевший К. подтвердил, что от Тарасова получил 4 письма, в которых тот высказывал угрозы в адрес него и членов его семьи, в случае отказа передачи ему . рублей, угрозы воспринимал реально, так как знал, что Тарасов находится в розыске и подозревается в убийстве П. и разбойном нападении.

Потерпевшие М. и С. в судебном заедании указали, что при задержании Тарасов оказал им сопротивление, наносил удары по телу, пытаясь скрыться, повредил одежду.

Судебное разбирательство по делу проведено достаточно полно и объективно, необоснованных отказов в истребовании и исследовании доказательств, свидетельствующих о его неполноте, либо нарушении принципа состязательности, Президиумом не установлено.

На основании этих, а также других исследованных в судебном заседании доказательств суд пришел к обоснованному выводу о виновности Тарасова в совершенных преступлениях.

Не могут быть признаны состоятельными утверждения осужденного о нарушении его права на защиту в суде кассационной инстанции.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 336 УПК РСФСР, действовавшими на тот момент, Верховный Суд РСФСР извещал о дате рассмотрения дела в кассационном порядке только тех участников процесса, которые просили об этом в кассационных жалобах либо возражениях на протест или жалобу.

Однако такой просьбы, вопреки утверждениям осужденного, в кассационной жалобе адвоката Поздеевой Н.Г., действовавшей в его интересах, не содержится (т. 5 л.д. 2-5).

Не является основанием для отмены кассационного определения рассмотрение уголовного дела без прокурора, поскольку обязательное его участие в суде второй инстанции законом не предусматривалось, и данные обстоятельства не нарушали права осужденного.

На доводы, изложенные в кассационных жалобах Тарасова и его адвоката, были даны аргументированные ответы, положения ст. 338 УПК РСФСР при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции соблюдены.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора и кассационного определения, Президиумом не установлено.

Вместе с тем данные судебные решения в отношении Тарасова подлежат изменению по следующим основаниям.

Органами следствия Тарасову наряду с другими преступными действиями было предъявлено обвинение в незаконном лишении свободы трех лиц, не связанном с их похищением, совершенном организованной группой, с применением оружия и насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, повлекшем тяжкие последствия, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 127 УК РФ.

Суд первой инстанции, исключив обвинение Тарасова в незаконном лишении свободы К., а из осуждения по ч. 3 ст. 127 УК РФ — квалифицирующий признак «организованной группой» как не нашедший своего подтверждения, другой квалифицирующий признак данного преступления — «повлекшее тяжкие последствия» оставил.

Однако суду следовало учесть, что уголовная ответственность по ч. 3 ст. 127 УК РФ наступает лишь в тех случаях, когда незаконное лишение свободы повлекло смерть потерпевших по неосторожности либо иные тяжкие последствия.

По делу установлено, что убийство потерпевшего было совершенно умышлено и сопряжено с разбоем, в связи с чем действия Тарасова получили самостоятельную юридическую оценку по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

С учетом изложенного действия Тарасова, связанные с незаконным лишением свободы потерпевших П. и В., надлежит квалифицировать по п.п. «а», «в», «г», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ как незаконное лишение свободы двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших, с применением оружия.

Содеянное Тарасовым по эпизоду убийства П. квалифицировано судом по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ и как убийство из корыстных побуждений, и как сопряженное с разбоем, в связи с чем указание суда о совершении данного деяния из корыстных побуждений является излишним и подлежит исключению из приговора.

Как отражено в приговоре, Тарасов, не имея специального разрешения, до разбойного нападения и убийства П. приобрел огнестрельное оружие у неустановленного следствием лица — револьвер и малокалиберные патроны к нему калибра 5,6 мм, которые хранил.

Поскольку суд не установил и не указал в приговоре обстоятельства, составляющие объективную сторону данного преступления и подлежащие доказыванию по уголовному делу, что является обязательным условием наступления уголовной ответственности, то из осуждения Тарасова по ч. 1 ст. 222 УК РФ следует исключить незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов и их хранение.

Кроме того, согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

С учетом изменений, внесенных в часть четвертую примечания к ст. 158 УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ, согласно которым крупным размером при хищении признается стоимость имущества, превышающая 250 000 рублей, действия Тарасова по эпизоду вымогательства денег у К. подлежат переквалификации с п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на ч. 1 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ).

По тем же основаниям из осуждения за разбойное нападение надлежит исключить квалифицирующий признак, предусмотренный п. «б» ч. 3 ст. 162 УК РФ — «в крупном размере», а также дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

С учетом внесенных в уголовный закон изменений, улучшающих положение осужденного, его действия следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 318 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) на ч. 1 ст. 318 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ).

На основании изложенного, а также руководствуясь ч. 5 ст. 415, ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

Приговор по ст 127 ч1 ук рф

Судебный участок Ельцовского района Алтайского края

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

с.Ельцовка 08 мая 2014 года

Мировой судья судебного участка Ельцовского района Алтайского края Владимирова Е.Г. ,

с участием государственного обвинителя — прокурора Ельцовского района Суханова С.Ю. ,

подсудимого Черкашина К.П. ,

защитника — адвоката Ельцовской конторы адвокатов Сотниковой И.А. , представивший удостоверение № *** и ордер Ельцовской конторы адвокатов № *****,

при секретаре Клестер Т.А. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке материалы уголовного дела в отношении:

Черкашина К.П. , «личные данные»

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 127 УК РФ,

Черкашин К.П. совершил преступление при следующих обстоятельствах:

«Дата обезличена» в период времени между **и ** часами Черкашин К. П. находился в доме расположенном по «адресу 1» , где у него на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений возник преступный умысел, направленный на незаконное лишение свободы Ж. не связанный с ее похищением, которая находилась в квартире расположенной по «адресу 1».

Реализуя преступный умысел Черкашин К. П. «дата обезличена» в период времени между ** и ** часами сходил в квартиру расположенную по «адресу 1» где взял гвозди и молоток после чего вернулся в дом расположенный по «адресу 1», где действуя умышленно, осознавая общественно опасный и противоправный характер своих действий и желая наступления общественно опасных последствий в виде незаконного лишения свободы Ж. подошел к входной двери квартиры № ** и стал молотком забивать входную дверь на гвозди, однако действия Черкашина К. П. направленные на незаконное лишение свободы Ж. были пресечены последней, в связи с чем, довести преступление до конца, а именно незаконно лишить свободы Ж. до конца Черкашину К. П. не удалось по независящим от него обстоятельствам.

В соответствии со ст. 22 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободу. В соответствии со ст. 27 Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться.

Своими умышленными преступными действиями Черкашин К. П. пытался нарушить конституционные права Ж.

Таким образом, своими умышленными действиями Черкашин К. П. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 127 УК РФ квалифицируемое как покушение на незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение лишения человека свободы, не связанное с его похищением, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

То есть в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 127 УК РФ.

Подсудимый Черкашин К.П. вину признал полностью при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, согласился с предъявленным обвинением, и доказательствами, собранными по делу.

Подсудимый и его защитник поддержали ранее заявленное ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в особом порядке в связи с согласием Черкашина К.П. с предъявленным обвинением, против чего государственный обвинитель и потерпевшая не возражают.

Судом данное ходатайство удовлетворено, поскольку подсудимый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, ходатайство заявлено добровольно после проведения консультации с защитником, а также наказание, предусмотренное санкцией ст.127 ч. 1 УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы.

Обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно подтверждается собранными по делу доказательствами.

Действия подсудимого правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 127 УК РФ, как покушение на незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение лишения человека свободы, не связанное с его похищением, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность подсудимого, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи и конкретные обстоятельства дела, мнение потерпевшей о наказании.

Черкашин К.П. совершил умышленное преступление, небольшой тяжести, по месту жительства характеризуется удовлетворительно.

У суда психическое здоровье подсудимого не вызывает сомнения. Он ведет себя адекватно, хорошо ориентируется в судебной ситуации, логично отвечает на поставленные вопросы, в связи с чем, суд признает его вменяемым к инкриминируемому деянию.

Смягчающими наказание Черкашину К.П. обстоятельствами, суд признает и учитывает полное признание им своей вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, молодой возраст подсудимого, объяснения, данные Черкашиным К.П. до возбуждения уголовного дела, суд признает явкой с повинной.

В качестве отягчающего обстоятельства, предусмотренного ст. 63 УК РФ, мировой судья признает и учитывает рецидив преступлений, и назначает подсудимому наказание по правилам ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Черкашин К.П. совершил умышленное преступление в период условно-досрочного освобождения по приговору Ельцовского районного суда Алтайского края от «дата обезличена», но совершенное им преступление — умышленное преступление небольшой тяжести, он имеет постоянное место жительства, удовлетворительно характеризуется по месту жительства, связи с чем, на основании п. Б ч.7 ст.79 УК РФ суд считает возможным не отменять условно-досрочное освобождение Черкашину К.П.

Оснований для применения ст.64 УК РФ суд не усматривает, так как по делу отсутствуют смягчающие наказание обстоятельства, которые можно признать исключительными, либо существенно снижающими степень общественной опасности содеянного подсудимым.

В соответствии со ст. 316 ч.10 УПК РФ процессуальные издержки за оказание юридической помощи адвокатом взысканию с подсудимого не подлежат.

Исходя из вышеизложенного, руководствуясь ст. 307-309, 316, 322 УПК РФ,

Признать Черкашина К.П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 ч.1 ст. 127 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок девять месяцев с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 9 месяцев.

В соответствии с ч.5 ст.73 УК РФ возложить на Черкашина Константина Петровича обязанности: не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, являться для регистрации в указанный орган в установленные им сроки, пройти в течение 60 дней с момента вступления приговора в законную силу обследование на предмет наличия заболевания алкоголизмом и при необходимости пройти курс лечения от алкоголизма.

Меру пресечения — подписку о невыезде и надлежащем поведении отменить, по вступлении приговора в законную силу.

Вещественные доказательства по делу гвоздь и молоток — уничтожить.

Приговор может быть обжалован в Ельцовский районный суд через судебный участок Ельцовского района Алтайского края в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. Осужденный имеет право в тот же срок ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также право на обеспечение помощью адвоката в суде апелляционной инстанции. Данное право может быть реализовано путем заключения соглашения с адвокатом либо путем обращения с соответствующим ходатайством о назначении защитника, которое может быть изложено в апелляционной жалобе либо иметь форму самостоятельного заявления.

Приговор не обжалован, вступил в законную силу 19.05.2014 года

Статья 127 УК РФ. Незаконное лишение свободы (действующая редакция)

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 127 УК РФ

1. Объективная сторона преступления характеризуется действиями, которыми потерпевший лишается возможности свободно, по собственной воле передвигаться в пространстве и определять место своего пребывания. Главным отличительным признаком незаконного лишения свободы от похищения человека является отсутствие его перемещения, т.е. человек удерживается в том месте, где находился ранее по собственному желанию.

Способ совершения преступления на квалификацию не влияет, за исключением случая применения насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 127 УК).

2. В законе указывается на незаконный характер лишения свободы. В случае законного лишения свободы (например, малолетнего исходя из его интересов; с согласия потерпевшего; как мера государственного принуждения) уголовная ответственность по ст. 127 УК исключается.

3. Состав преступления формальный, преступление признается оконченным с момента фактического лишения свободы независимо от продолжительности удержания потерпевшего. Вместе с тем необходимо учитывать положения ч. 2 ст. 14 УК.

4. Если незаконное лишение свободы выступает способом совершения иного преступления, например вымогательства или изнасилования, то в этом случае исключается квалификация деяния по ст. 127 УК.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

6. Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. Квалифицирующие (ч. 2 ст. 127 УК) и особо квалифицирующие признаки (ч. 3 ст. 127 УК) совпадают с аналогичными признаками похищения человека.

Исключение составляет отсутствие указания в ч. ч. 2 и 3 ст. 127 УК на корыстные побуждения, а также п. «в» ч. 2 ст. 127 УК предполагает лишение свободы с применением только физического насилия, включающего причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью. Психическое насилие охватывается нормами ч. 1 ст. 127 УК.

Защита при обвинении по ст. 127 УК РФ

Основываясь на примерах юридической практики можно с уверенностью сказать, что такое преступление, как незаконное лишение свободы встречается достаточно часто и представляет собой достаточно серьезный вид насильственного преступления. Насильственность преступления в первую очередь определяется невозможностью потерпевшего передвигаться по собственному желанию, выбирать место своего нахождения, а также общаться с другими людьми. При этом важно учитывать, что в случае, если лицо выразило свое согласие на изоляцию — это является основанием для исключения состава преступления.

Как правило, к основным способам совершения данного вида преступления относят:

  1. Физическое насилие.
  2. Психическое насилие, которое может выражаться, к примеру, в угрозе применения физического насилия.
  3. Обман.
  4. Нанесение побоев потерпевшему.

Однако необходимо знать, что действующее законодательство определяет случаи, при которых лишение свободы будет считаться законным:

  1. При пресечении преступления.
  2. Доставлении в правоохранительные органы.
  3. При крайней необходимости.
  4. При необходимой обороне.
  5. Административное задержание.
  6. Госпитализация на принудительное лечение.
  7. Меры уголовно-процессуального понуждения.
  8. Уголовное наказание.

Помимо прочего важно понимать отличие незаконного лишения свободы от похищения человека. Потому как данные преступления в своей основе имеют разные существенные условия, влияющие на квалификацию преступления.

При этом необходимо учитывать тот факт, что продолжительность незаконного лишения свободы не оказывает воздействия на квалификацию преступления.

Простой состав данного преступления максимально наказывается лишением свободы на срок до 2 лет.

Однако Уголовный кодекс Российской Федерации делает указание на следующие отягчающие обстоятельства:

  1. Незаконное лишение свободы группой лиц по предварительному сговору.
  2. Незаконное лишение свободы с применением насилия, опасного для жизни или здоровья.
  3. Незаконное лишение свободы с применением оружия.
  4. Незаконное лишение свободы в отношении несовершеннолетнего, женщины, находящейся в состоянии беременности.
  5. Незаконное лишение свободы в отношении двух или более лиц.

Наказывается лишением свободы на срок от 3 до 5 лет.

При это в случае, если преступление повлекло за собой причинение смерти по неосторожности или иные тяжкие последствия уголовная ответственность будет составлять лишение свободы сроком от 4 до 8 лет.

Поэтому в случае, если вам было предъявлено обвинение по ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации, рекомендуем вам незамедлительно обратиться к опытному адвокату по уголовным делам, который поможет объективно оценить ситуацию и предоставит вам надежную защиту в суде.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении по ст. 127 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор по ч.1 ст. 127 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.2 ст. 127 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.3 ст. 127 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.1 ст. 127 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.2 ст. 127 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.3 ст. 127 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.1 ст. 127 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.2 ст. 127 УК РФ
  • переквалификация преступления по ч.3 ст. 127 УК РФ

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 127 УК РФ входит:

  • юридическая консультация адвоката по уголовным делам
  • правовое заключение адвоката
  • изучение материалов уголовного дела на предмет из процессуального соответствия нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства
  • проверка допустимости и законности вменяемых доказательств
  • сбор доказательной базы в пользу подзащитного
  • организация производства дополнительных экспертиз, опрос свидетелей
  • формирование юридически грамотной и обоснованной позиции по предъявленному обвинению
  • правовая оценка процессуальных действий органов предварительного следствия
  • обжалование действий органов предварительного следствия
  • составление и подача ходатайств и заявлений
  • представление интересов клиента в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу

Адвокат 24 часа

Помощь адвоката в Москве 24 часа в сутки

Приговор по статье 127 УК РФ (Незаконное лишение человека свободы)

Приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы по пунктам «в, г» части 2 статьи 127 УК РФ «незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, с применением насилия, опасного для здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

г. Москва 20 апреля 2017 года

Судья Бабушкинского районного суда г. Москвы Г.А.В.,

при секретарях Р.И.И., Ф.Ю.В.,

с участием государственного обвинителя – помощника Бабушкинского межрайонного прокурора г. Москвы К.С.Ж.,

защитника – адвоката по уголовным делам, представившего удостоверение адвоката и ордер адвоката,

а также потерпевшего И.,

рассмотрел уголовное дело в отношении

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.127 ч.2 п.п. «в, г», 222 ч.1 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Ж.А.В. совершил незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, с применением насилия, опасного для здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия; он же совершил незаконное хранение боеприпасов.

Преступления подсудимым совершены при следующих обстоятельствах:

Так он, 31.05.2016 года, в период с 15 час. 00 мин. по 16 час. 30 мин. посредствам информационно-телекоммуникационной сети Интернет познакомился с потерпевшим И***, который разместил в группе «Геи Москвы», зарегистрированной в социальной сети «Вконтакте», объявление о том, что готов оказать мужчине услуги сексуального характера за денежное вознаграждение, в связи с чем у него (Ж.А.В.), испытывающего враждебные чувства к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации, возник преступный умысел на незаконное лишение потерпевшего И*** свободы. Реализуя свой преступный умысел, он посредствам информационно-телекоммуникационной сети Интернет, договорился с И. о встрече у себя в квартире, по адресу: ***, куда 31.05.2016 года, примерно в 20 час. 10 мин. прибыл И., после чего, находясь в квартире, расположенной по адресу: ***, в период с 20 час. 10 мин. по 21 час. 45 мин. он (Ж.А.В.), испытывая враждебные чувства к потерпевшему как к лицу нетрадиционной сексуальной ориентации, с целью подавления воли потерпевшего И.К.Н. к возможному сопротивлению, применил в отношении него деревянную бейсбольную биту, используемую в качестве оружия, нанес ей И. один удар в затылочную область головы, после чего взял металлические наручники, одно из звеньев которых зафиксировал в заданном положении на левой руке И., а другое звено пристегнул к батарее, тем самым полностью обездвижив потерпевшего, то есть незаконно лишил потерпевшего И. свободы. Далее пресекая попытки потерпевшего И. криками обнаружить его (Ж.А.В.) преступные действия и позвать на помощь, он применил в отношении потерпевшего пневматический пистолет, используемый в качестве оружия, произвел один выстрел в лобную область головы И., чем окончательно подавил волю потерпевшего к сопротивлению, так как И. перестал звать на помощь третьих лиц. Однако через некоторое время при попытке И. вновь криками обнаружить его (Ж.А.В.) преступные действия и позвать на помощь, он подверг потерпевшего И. избиению – нанес И. один удар рукой в область грудной клетки, один удар рукой в область шеи, один удар ногой в область лица и один удар рукой в область спины. Впоследствии воспользовавшись тем, что он (Ж.А.В.) освободил И. от наручников, И. удалось от него (Ж.А.В.) скрыться.

Своими преступными действиями он незаконно лишил потерпевшего И. свободы и в ходе совершения преступления, в целях подавления воли потерпевшего к сопротивлению, с целью облегчения реализации своего преступного умысла, причинил потерпевшему И., согласно заключения судебно-медицинской экспертизы телесные повреждения, в виде ссадины задней поверхности грудной клетки слева, кровоподтека в области левого лучезапястного сустава, не причинившие вреда здоровью; закрытую тупую травму головы с сотрясением головного мозга, кровоподтеком в левой окологлазничной области, ушибленными ранами мягких тканей лобной, левой теменно-затылочной и затылочной областей, причинившие легкий вред здоровью и повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья, то есть применил в отношении потерпевшего И. насилие, опасное для здоровья.

Он же в квартире по месту своего проживания, в месте, обеспечивающим их сохранность, по адресу ***, незаконно хранил 6 патронов, в соответствии с заключением эксперта являющиеся боеприпасами, пригодными для производства выстрелов – до 31.05.2016 года, когда в период с 22 час. 00 мин. по 23 час. 40 мин., в ходе осмотра его жилища они были обнаружены и изъяты сотрудниками полиции.

Подсудимый Ж.А.В. свою вину по предъявленному обвинению, в совершении преступления, предусмотренного ст.127 ч.2 п.п. «в, г» УК РФ признал в полном объеме и показал, что он, испытывая личную неприязнь к потерпевшему И., в связи с тем, что И. являлся лицом нетрадиционной сексуальной ориентации и оказывал платные услуги сексуального характера другим мужчинам, решил совершить в отношении И. преступление, заманил И. к себе в квартиру под предлогом оказания платных сексуальных услуг, где применил к И. насилие, опасное для здоровья и лишил И. свободы – пристегнул наручниками к батарее, хотя И. был против его таких действий, пытался кричать, звать на помощь и оказать ему сопротивление. Виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.222 ч.1 УК РФ он себя не признает, так как изъятые у него в комнате, в квартире, которую он снимал 6 патронов, являющихся боеприпасами, ему не принадлежат, и он их незаконно не хранил, принадлежность указанных патронов ему неизвестна.

Вместе с тем, суд находит вину Ж.А.В. в совершении инкриминируемых ему преступлений полностью установленной и подтверждающейся следующими исследованными судом доказательствами:

— заявлением потерпевшего И. от 01.06.2016 года о привлечении Ж.А.В. к уголовной ответственности за совершенное в отношении него преступление, с применением насилия, по адресу*** (т.1, л.д.22);

— протоколом осмотра места происшествия от 31.05.2016 года в ходе которого установлено и осмотрено место совершенного Ж.А.В. в отношении И. преступления — *** (т.1, л.д.25-30, т.2, л.д.105-113);

— справкой из ГБУЗ «ГКБ № 5 ДЗМ», согласно которой И. 01.06.2016 года поступил для лечения в нейрохирургическое отделение больницы с диагнозом: «ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки, алкогольное опьянение» (т.1, л.д.42);

— показаниями потерпевшего И. о том, что 31.05.2016 года он посредствам информационно-телекоммуникационной сети Интернет познакомился со Ж.А.В., так как он оказывал платные услуги сексуального характера мужчинам, о чем разместил объявление в социальной сети «Вконтакте», а Ж.А.В. откликнулся на его объявление, он договорился о встрече со Ж.А.В. в квартире Ж.А.В., для чего примерно в 18 час. 0 мин. он приехал к Ж.А.В. домой по адресу: ***, чтобы оказать Ж. А.В. услуги сексуального характера за 1500 руб. Однако, приехав в квартиру к Ж.А.В. он не стал оказывать Ж. А.В. услуги сексуального характера, а сходил со Ж.А.В. в магазин, после чего вновь вернулся в квартиру к Ж.А.В. Это было примерно 20 час. 10 мин. В квартире Ж.А.В. проводил его в свою комнату, где напал на него: нанес ему удар в затылочную часть головы битой, на которой остались следы крови, после чего взял наручники и приковал его наручниками за левую руку к батарее. Он стал кричать и звать на помощь, но Ж.А.В. стал оскорблять его, сказал, что он гомосексуалист, после чего Ж.А.В. приставил к его лбу пневматический пистолет и высказал в его адрес угрозу убийством, потребовал перестать кричать. В тот момент он не знал, что пистолет является пневматическим и реальной боялся, что Ж.А.В. убьет его. Далее Ж.А.В. один раз выстрелил из пистолета ему в лоб. Он замолчал и у него открылось кровотечение. Затем Ж. А.В. снял с него наручники, освободил его, отвел в душ, чтобы смыть кровь, после чего вновь вернул в комнату. Он снова попытался позвать на помощь, закричал, но Ж.А.В. нанес ему удар кулаком в область солнечного сплетения, от которого он испытал физическую боль, после чего Ж.А.В. нанес ему удар в область шеи, а затем удар ногой в область лица, и еще раз рукой в область лопатки. От ударов он упал на пол. Далее Ж. А.В. насильно влил ему в рот коньяк, после чего повел его на улицу, где ему удалось убежать от Ж.А.В. Он добежал до автозаправочной станции «ЛУКОЙЛ», расположенной по адресу: г. Москва, проезд Дежнева, д.5, зашел внутрь и вызвал сотрудников полиции (т.1, л.д.124-127);

— протоколом очной ставки между потерпевшим И. и Ж.А.В., в ходе которой потерпевший полностью подтвердил свои показания и полностью изобличил Ж.А.В., в совершении инкриминируемого ему преступления (т.1, л.д.143-146);

— показаниями свидетелей Г***, С***, аналогичными показаниям друг друга о том, что они являются сотрудниками полиции ОМВД России по району Южное Медведково г. Москвы. 31.05.2016 года примерно в 21 час. 00 мин. по указанию оперативного дежурного о совершении преступления они проследовали на автозаправочную станцию «ЛУКОЙЛ», расположенную на проезде Дежнева в г. Москве, где к ним подбежал молодой человек (И***), который сообщил, что на него напали, ударили битой по голове и незаконно удерживали в ***. Далее они вместе с И*** проследовали в квартиру, где И. незаконно лишили свободы, однако в квартире лица, совершившего в отношении И. преступления не было, они спустились к подъезду, где И. прямо указал им на Ж.А.В., который подверг его избиению и незаконно удерживал в квартире. Они задержали Жданова А.В. по подозрению в совершении преступления (т.1, л.д.137-139);

— показаниями свидетеля Б*** о том, что он является участковым уполномоченным полиции ОМВД России по району Южное Медведково г. Москвы. 31.05.2016 года по указанию оперативного дежурного о совершенном преступлении он прибыл к ***, где потерпевший И. прямо указал ему, а также прибывшим туда же сотрудникам полиции Г*** и С*** на Ж.А.В. как на лицо совершившего в отношении него преступления, сообщил, что Ж.А.В. подверг его избиению и незаконно удерживал в квартире. Они задержали Ж.А.В. по подозрению в совершении преступления, доставили в ОМВД России по району Южное Медведково г. Москвы;

— показаниями свидетеля У*** о том, что она является старшим дознавателем ОМВД России по району Южное Медведково г. Москвы. 31.05.2016 года, примерно в 21 час. 50 мин. она по указанию оперативного дежурного в составе следственно-оперативной группы прибыла на место происшествия – в квартиру, расположенную по адресу: ***. По прибытии на место происшествия ей было установлено, что в указанной квартире Ж.А.В. незаконно лишил свободы И., предварительно применив к И. насилие, опасное для здоровья, пристегнул его наручниками за руку к батарее возле которой удерживал определенное время, также было установлено, что Жданов А.В. проживал в одной из комнат указанной квартиры, по адресу: ***. В ходе осмотра места происшествия комнату, в которой проживал Ж.А.В. она обозначила №1. В комнате Ж.А.В. она обнаружила и изъяла: наручники со следами вещества бурого цвета, патроны в количестве шести штук, предмет, похожий на пистолет «МР-654 К Cal.4.5. мм.» № ***, в ванной комнате деревянную биту со следами вещества бурого цвета, так же множественные следы вещества бурого цвета имелись по всей квартире. По факту осмотра места происшествия ей был составлен протокол, в который она внесла все обнаруженные и изъятые в комнате Ж.А.В. предметы. И*** пояснил, что изъятой в квартире битой Жданов А.В. нанес ему удар по голове. Осмотр она произвела в присутствии Ж.А.В. и И., при этом заявлений и замечаний от участвующих лиц, в том числе Ж.А.В. относительно порядка и результатов произведенного осмотра ей не поступило;

— показаниями свидетеля А*** о том, что 31.05.2016 года он участвовал в качестве понятого при осмотре квартиры ***. Осмотр производился также в присутствии Ж.А.В. и И. В ходе осмотра места происшествия были обнаружены и изъяты: в комнате № 1, в которой проживал Ж. А.В.: наручники со следами вещества бурого цвета, патроны в количестве шести штук, предмет, похожий на пистолет «МР-654 К Cal.4.5. мм.» № ***, в ванной комнате деревянная бита со следами вещества бурого цвета, множественные следы вещества бурого цвета имелись по всей квартире. По факту осмотра места происшествия был составлен протокол. И*** пояснил, что изъятой в квартире битой Ж.А.В. нанес ему удар по голове. В ходе осмотра заявлений и замечаний от участвующих лиц, в том числе Ж.А.В. относительно порядка и результатов произведенного осмотра не поступало;

— показаниями Ж.А.В., данными на предварительном следствии о том, что в конце мая 2016 года он нашел 06 патронов, которые незаконно хранил по месту жительства в комнате квартиры, которую снимал, по адресу: ***, без цели сбыта, до момента обнаружения и изъятия указанных патронов у него сотрудниками полиции 31.05.2016 года (т.2, л.д.27-29, 86-90, 166-169);

— протоколом осмотра предметов (документов) от 15.09.2016 года, в ходе которого осмотрены — бейсбольная бита, наручники и пистолет, изъятые в ходе осмотра жилища Ж.А.В., используемые им при совершении преступления в отношении И. (т.1, л.д.147-149);

— заключением эксперта № 2864 от 18.09.2016 года, согласно выводам которого — пистолет серии ***, относится к стандартному пневматическому пистолету МР-654К калибра 4.5 мм, предназначенному для стрельбы металлическим пулями (шариками) типа ВВ калибра 4.5 мм сферической формы. Огнестрельным оружием не является. В магазине пистолета имеются 12 металлических пуль (шариков) (т.1, л.д.155-159);

— заключением эксперта № 1913 от 23.09.2016 года, согласно выводам которого у И*** обнаружены телесные повреждения: ссадина задней поверхности грудной клетки слева, кровоподтек в области левого лучезапястного сустава, не причинившие вреда здоровью И***; закрытая тупая травма головы с сотрясением головного мозга, кровоподтеком в левой окологлазничной области, ушибленными ранами мягких тканей лобной, левой теменно-затылочной и затылочной областей, не являющиеся опасными для жизни, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья на срок не свыше 3-х недель, причинившие легкий вред здоровью.(т.1, л.д.167-170);

— вещественными доказательствами, в качестве которых признаны и приобщены к уголовному делу — пневматический пистолет «MP-654K Cal.4,5 mm»; металлические наручники черного цвета «***»; деревянная бейсбольная бита светлого цвета со следами вещества бурого цвета, изъятые в ходе осмотра жилища Ж. А.В., используемые им при совершении преступления в отношении И. (т.1, л.д.181-182);

— рапортами сотрудников полиции Г*** и К*** об обнаружении признаков преступлений и о задержании Ж.А.В. по подозрению в их совершении (т.2, л.д.20, 21);

— заключением эксперта № 1914 от 23.06.2016 года, согласно выводам которого — шесть патронов (изъятые в жилище Ж.А.В.) — являются боеприпасами, пригодными для производства выстрелов (т.1, л.д.102-103);

— вещественными доказательствами, в качестве которых признаны и приобщены к уголовному делу — шесть гильз от патронов (отстреляны в ходе экспертизы), изъятых в жилище Ж.А.В. — являются боеприпасами, пригодными для производства выстрелов, которые Ж.А.В. незаконно хранил (т.2, л.д.95).

Оценивая приведенные выше показания потерпевшего, свидетелей, Ж.А.В. относительно преступления, совершенного в отношении потерпевшего И***, а также показания Ж.А.В., данные им на предварительном следствии относительно незаконного хранения им боеприпасов, суд находит их соответствующими действительности и доверяет им, поскольку показания указанных лиц согласуются между собой и объективно подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствами по делу, образуя, таким образом, совокупность доказательств, достоверно свидетельствующих о виновности подсудимого Ж.А.В., в совершении описанных выше преступлений. При этом суд, исходит из того, что в ходе судебного заседания не установлено причин для оговора подсудимого в совершении указанных выше преступлений потерпевшим и свидетелями, а также в ходе судебного разбирательства не были установлены и обстоятельства, свидетельствовавшие бы о наличии у потерпевшего и свидетелей заинтересованности в исходе дела и в оговоре подсудимого.

Отдельные незначительные неточности в показаниях потерпевшего и свидетелей, выявленные в судебном заседании, были устранены в судебном заседании и не могут быть отнесены судом к ложным и противоречивым показаниям, поскольку не противоречат друг другу и другим собранным по делу доказательствам, не влияют на доказанность вины Ж.А.В. в совершении описанных выше преступлений и квалификацию содеянного, а объясняются прошествием значительного периода времени с момента восприятия свидетелями обстоятельств, о которых они дали показания.

Оценивая вышеуказанные заключения экспертиз, суд находит их объективными, а выводы экспертов – научно аргументированными, обоснованными и достоверными. У суда также нет оснований сомневаться в компетентности экспертов. Выводы экспертиз не противоречивы, подтверждаются другими, исследованными судом, доказательствами, и суд им доверяет.

Суд критически относится к показаниям подсудимого Ж.А.В. о том, что он не хранил, изъятые у него по месту жительства боеприпасы – 6 патронов и ему ничего не было известно о их существовании, так как находит такие показания подсудимого надуманными, противоречивыми и несоответствующими действительности, поскольку они полностью опровергаются приведенными выше и положенными в основу приговора показаниями свидетелей У*** и А***, которые прямо указали, что 6 патронов были изъяты в помещении комнаты, в которой проживал Ж.А.В., протоколом осмотра места происшествия с фототаблицей, согласно которым изъятые у Ж.А.В. 6 патронов находятся на комоде, на видном месте рядом с наручниками, которые Ж.А.В. использовал при совершении преступления в отношении И., и подтвердил факт их использования в судебном заседании, показаниями Ж.А.В. данными в на предварительном следствии о том, что он незаконно хранил по месту жительства с конца мая 2016 года 06 патронов, которые Ж.А.В. давал на протяжении всего предварительного следствия, в присутствии защитника, другими собранными по уголовному делу доказательствами, которые полностью согласуются друг с другом, подтверждают друг друга, которым суд доверяет, которые находит соответствующими действительности и которые полностью изобличают Ж.А.В. в совершении инкриминируемых ему преступлений, в том числе – незаконном хранении боеприпасов.

Таким образом, показания подсудимого Ж.А.В., данные в судебном заседании о том, что он не хранил боеприпасы, изъятые у него по месту жительства, суд рассматривает как избранный подсудимой способ защиты от предъявленного обвинения и находит их данными с целью избежать ответственности за совершенное преступление.

По делу Ж.А.В. была проведена амбулаторная судебно- психиатрическая экспертиза, согласно выводов которой Ж.А.В. каких-либо признаков расстройства психического состояния, временного психического расстройства, слабоумия, лишающих его возможности в полной мере осознавать фактический характер своих действий, их общественную опасность либо руководить ими, в настоящее время не обнаруживает и не обнаруживал их в момент совершения инкриминируемых ему деяний. По своему психическому состоянию в настоящее время Ж.А.В. может предстать перед следствием и судом и нести ответственность за содеянное (т.1, л.д.177-178).

Оценивая данное заключение экспертной комиссии в совокупности с исследованными в судебном заседании показаниями потерпевшего, свидетелей, данными о личности подсудимого, его поведением в судебном заседании, суд находит его обоснованным, мотивированным и объективным, доверяет ему и признает подсудимого Ж. А.В. вменяемым в инкриминируемых ему деяниях.

Исследованные в судебном заседании доказательства суд признает допустимыми, поскольку они получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, а их совокупность находит достаточной для достоверного вывода о том, что: Ж.А.В. незаконно лишил человека – потерпевшего И*** свободы, не связанное с его похищением, с применением насилия, опасного для здоровья – в ходе совершения преступления применил в отношении потерпевшего насилие, причинившее легкий вред здоровью потерпевшего, то есть опасное для здоровья, но не для жизни, с применением предметов, используемых в качестве оружия – бейсбольной биты, пневматического пистолета, которые использовал для воздействия на потерпевшего, его устрашения и причинения потерпевшему телесных повреждений;

Он же совершил незаконное хранение боеприпасов – 06 патронов, являющихся боеприпасами, пригодными для производства выстрелов, которые хранил по месту жительства, в изолированной комнате квартиры, то есть в месте, обеспечивающим их сохранность, до обнаружения их и изъятия у него сотрудниками полиции 31.05.2016 года.

С учетом изложенного, действия подсудимого Ж.А.В., суд квалифицирует:

— как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, с применением насилия, опасного для здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия — по ст.127 ч.2 п.п. «в, г» УК РФ;

— как незаконное хранение боеприпасов — по ст.222 ч.1 УК РФ.

Квалифицирующий признак совершения преступления (лишения свободы человека) «с применением насилия, опасного для здоровья», суд усматривает в действиях подсудимого исходя из того, что в ходе совершения преступления подсудимый применил к потерпевшему насилие, причинившее ему легкий вред здоровью, повлекший последствия, в виде кратковременного расстройства здоровья, — то есть насилие опасное для здоровья.

Квалифицирующий признак совершения преступления (лишения свободы человека) «с применением предметов, используемых в качестве оружия», суд усматривает исходя из того, что в ходе совершения преступления, для устрашения потерпевшего и подавления его воли к сопротивлению Ж.А.В. применил заранее приготовленные им для совершения преступления предметы, используемые им в качестве оружия – нанес удар по голове потерпевшего бейсбольной битой, произвел выстрел в голову потерпевшего из пневматического пистолета, при помощи которых причинил потерпевшему телесные повреждения.

При назначении подсудимому Ж.А.В. наказания суд учитывает общественную опасность совершенных им преступлений, отнесенных к категории преступлений средней тяжести, а также учитывает данные о личности.

Ж.А.В. не судим, имеет одного малолетнего ребенка, вину в совершении преступления, предусмотренного ст.127 ч.2 п.п. «в, г» УК РФ признал в полном объеме, также при назначении наказания суд учитывает состояние здоровья подсудимого.

Состояние здоровья Ж.А.В., наличие у него малолетнего ребенка, признание им вины, в совершении преступления, предусмотренного ст.127 ч.2 п.п. «в, г» УК РФ, суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Обстоятельства, отягчающие наказание Ж.А.В. – отсутствуют.

С учетом фактических обстоятельств преступлений и степени их общественной опасности, суд не находит оснований для изменении категории преступлений, в отношении Ж.А.В., на менее тяжкие, в соответствии с частью 6 ст.15 УК РФ.

С учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности подсудимого Ж.А.В. и его отношения к содеянному, смягчающих наказание подсудимого обстоятельств, а также влияния назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, суд не находит возможным исправление Ж.А.В. без изоляции от общества и считает, что исправление подсудимого Ж.А.В. должно осуществляться в условиях изоляции от общества и назначает ему наказание в виде реального лишения свободы, оснований для назначения Ж.А.В. наказания, с применением положений ст.ст.64, 73 УК РФ не имеется.

С учетом обстоятельств совершения преступлений, личности виновного, положений ст.58 ч.1 п. «а» УК РФ суд считает необходимым назначить Ж.А.В. отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

С вещественными доказательствами по делу по вступлении приговора в законную силу поступить следующим образом:

— пневматический пистолет; металлические наручники черного цвета «***»; деревянная бейсбольная бита светлого цвета со следами вещества бурого цвета, шесть гильз от патронов, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств Бабушкинского МРСО СУ по СВАО ГСУ СК РФ по г. Москве, в соответствии со ст.81 ч.3 п.п.1, 2 УПК РФ подлежат уничтожению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.307, 308, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Ж.А.В. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.127 ч.2 п.п. «в, г», 222 ч.1 УК РФ, и назначить ему наказание:

— по ст.127 ч.2 п.п. «в,г» УК РФ, в виде ТРЕХ лет лишения свободы;

— по ст.222 ч.1 УК РФ, в виде ОДНОГО года лишения свободы.

По совокупности совершенных преступлений, на основании ст.69 ч.2 УК РФ назначить Ж.А.В. окончательное наказание путем частичного сложения назначенных наказаний в виде ТРЕХ лет ШЕСТИ месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания в виде лишения свободы осужденному исчислять с 20.04.2017 года.

Зачесть время предварительного содержания Ж.А.В. под стражей, с момента фактического задержания — с 03 июня 2016 года по 19 апреля 2017 года включительно, в срок отбывания наказания.

До вступления приговора в законную силу оставить Ж.А.В. меру пресечения в виде содержания под стражей.

Приговор по статье 127 УК РФ (Незаконное лишение человека свободы) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение десяти суток со дня постановления приговора, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.