Цель совершения преступления по ук рф

Автор: | 13.01.2019

Портал «Юристъ» — Ваш успех в учебе и работе!

Уголовное право

Мотив — это внутреннее побуждение, движущая сила поступка человека, которая определяет его содержание, и помогает более глубоко раскрыть психическое отношение лица к содеянному. Цель — это мысленное представление о желаемом результате, к которому стремится лицо, определяющее направленность деяния. Мотив и цель как психические признаки характерны для любого сознательного волевого поведения человека.

Мотив преступления — это побуждение к совершению общественно опасного деяния, а цель — представление о его общественно опасном последствии, о том вреде, который заведомо для виновного наступит для охраняемых уголовным законом интересов и который, тем не менее, является для него желаемым. Отсюда очевидно, что, во-первых, о мотивах и целях преступления можно говорить лишь в случае совершения умышленных преступлений. При этом цель может быть только в преступлениях с прямым умыслом, ибо она есть показатель желания лица. Во-вторых, субъективная сторона включает в себя не все мотивы и цели, а только те из них, которые определяют общественно опасную, антисоциальную направленность деяния, влияют на степень общественной опасности преступления.

Субъективная сторона преступления

2. Мотив и цель, являясь самостоятельными психологическими признаками субъективной стороны, взаимосвязаны между собой и лишь в совокупности могут дать полное представление о направленности поведения лица, например, корыстный мотив и корыстная цель в таких преступлениях, как кража, грабеж, мошенничество.

Мотивы могут быть различными: низменными (например, корысть, месть, хулиганский), не имеющими низменного характера (например, сострадание, стремление помочь другому человеку, ложно понятые интересы службы).

Цели также бывают различными, например, цель незаконного обогащения, цель скрыть другое преступление, ослабить государство и др.

3. В отличие от вины мотив и цель в структуре субъективной стороны являются факультативными признаками, т.е. такими, которые в характеристике субъективной стороны различных преступлений могут играть разную роль. В зависимости от законодательного описания субъективной стороны мотив и цель могут выполнять роль обязательных, квалифицирующих признаков либо признаков, смягчающих или отягчающих ответственность.

Обязательными признаками мотив и цель выступают в тех случаях, когда законодатель предусматривает их в диспозициях статей: либо прямо указывает, либо эти мотивы и цели однозначно вытекают из характера деяния. Так, в диспозиции ст. 165 УК прямо указаны корыстные побуждения или иная личная заинтересованность как обязательные признаки субъективной стороны этого состава преступления. В ст. 140 УК закон прямо не называет корыстный мотив и корыстную цель, но термин «похищение» внутренне предполагает их как обязательные.

Если законодатель предусматривает конкретный мотив или цель как обязательный признак состава преступления, то отсутствие их в конкретном случае исключает этот состав.

Поскольку определенные мотивы и цели влияют на степень общественной опасности преступления, то законодатель может предусматривать их в ряде признаков, повышающих опасность конкретных составов преступлений, делающих эти составы преступления квалифицированными, т.е. более опасными по сравнению с простыми составами. В этих случаях мотив и цель называются квалифицирующими признаками, влияющими на квалификацию совершенного деяния. Так, простой состав умышленного убийства, предусмотренный в ст. 94 УК, представляет собой незаконное умышленное лишение жизни другого человека независимо от мотивов и целей. Однако если это убийство, совершается из корысти, или из хулиганских побуждений, или из мести за выполнение потерпевшим своего служебного или общественного долга, то оно становится более опасным и законодатель

признает его не простым, а квалифицированным, требующим квалификации по п.п. «а», «б», «в» ст. 93 УК.

Если законодатель, в статьях Особенной части УК, описывая субъективную сторону преступления, не указывает на конкретные мотивы и цели как на обязательные или квалифицирующие признаки, то они, не определяя квалификацию, могут влиять на меру ответственности лица и учитываться судом при назначении наказания как смягчающие либо отягчающие обстоятельства. Так, п. 4 ст. 41 УК в качестве отягчающего обстоятельства предусматривает совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений. В соответствии с ч. 2 ст. 40 УК мотивы, не носящие низменного характера, могут учитываться судом как смягчающие ответственность, например, ложно понятые интересы службы, стремление помочь другому человеку, жалость.

СПОСОБ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Способ совершения преступления — один из наиболее значимых признаков объективной стороны состава преступления, однако в уголовном законе отсутствует его определение. Такой пробел в законодательстве влечет различные трактовки рассматриваемого понятия и закономерно вызывает научные дискуссии.

Для уяснения смысла любого понятия целесообразно в первую очередь обратиться к толковому словарю.

Согласно Словарю русского языка С. И. Ожегова способ — это действие или система действий, применяемые при исполнении какой-нибудь работы, при осуществлении чего-нибудь (1) .

В учебных изданиях способу совершения преступления уделяется незаслуженно мало внимания (2) .

В доктрине уголовного права можно найти следующие определения способа совершения преступления: «приемы, методы, тактические средства, применяемые для совершения преступления» (3) , «факультативный признак объективной стороны преступления, присущий каждому преступлению независимо от формы деяния и формы вины, представляющий собой образ действий, прием или систему приемов, направленных на достижение результата, совершаемых в определенном порядке» (4) , «та форма, в которой выразились общественно опасные действия, те приемы и методы, которые использовал преступник для совершения преступления» (5) . Однако способ не может быть сведен лишь к форме посягательства.

Исходя из приведенных дефиниций мы можем в самом общем виде определить способ совершения преступления как действие или определенный порядок (систему) действий, обладающие двумя важными свойствами: во-первых, они должны совершаться в процессе преступления и, во-вторых, должны быть направлены на достижение преступного результата.

Н. И. Панов считает, что способ присущ всякому волевому поведению человека и поэтому имманентен преступлению как явлению реальной действительности, имеет место всегда, и в структуре преступного посягательства способ внутренне присущ действию, скрыт в нем, образует его специфическое содержание и при этом определяет форму внешнего проявления действия и преступления в целом (6) . Можно сказать, что способ характеризует преступление, выявляет его качественное своеобразие и индивидуальные особенности.

Отсюда следующий вопрос: тождественны ли способ совершения преступления и само деяние (преступление)?

Условно можно выделить две позиции: отождествление и не отождествление способа совершения преступления собственно с деянием. Ряд авторов рассматривают способ совершения преступления только как внешнее проявление самого преступного деяния. Так, способ преступного посягательства считают формой деяния А. Н. Трайнин (7) ,

Н. Ф. Кузнецова (1) , Н. Д. Сергиевский и др. (2) Многие исследователи сходятся во мнении, что способ совершения преступления и деяние не тождественны, не совпадают по объему и содержанию. «С таким понятием способа можно согласиться, но только в отдельных случаях — тогда, когда действие и способ представляют собой единое целое, но во всех остальных случаях отождествление деяния и способа недопустимо, так как такие признаки объективной стороны, как деяние и способ в большинстве случаев существуют разновременно, соответственно способ не может и не должен рассматриваться как содержание деяния» (3) . Способ совершения преступления «только тогда способ, когда он сливается с деянием (действием или бездействием)» (4) в смысле их одновременности, но не отождествления.

Последняя позиция представляется более обоснованной, поскольку деяние содержательно шире способа. Именно способ совершения преступления объективно характеризует деяние. Любое деяние совершается тем или иным способом, который, однако, не всегда является признаком состава преступления.

Характер связи способа совершения преступления с основным деянием подчеркивается не только в законодательстве с помощью слов «посредством», «путем», «с использованием», «с применением» и т. д., но и в науке, оперирующей нередко обозначением «способ действия, бездействия». В этом сочетании ярко проявляется зависимость способа от основного деяния. Но как способ не охватывает собой преступного поведения индивида в целом, так и основное деяние не включает в себя целиком способ совершения преступления. И способ, и основное деяние как части входят в целое — в преступное поведение (5) .

Представляется, что способ совершения преступления — это «объективная характеристика действия, не зависящая от того, с какой формой вины оно совершается. Поэтому тот или иной способ совершения преступления присущ всем преступлениям, как умышленным, так и неосторожным» (6) . Подтверждением тому могут служить, например, следующие нормы Особенной части УК РФ: уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности —ст. 168 УК РФ; уничтожение или повреждение лесных насаждений и иных насаждений в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности—ст. 261 УК РФ.

Изучением способа совершения преступления и разработкой данного понятия занимается не только уголовное право, но и другие науки криминального цикла. Обращение, например, к криминалистике с целью уяснения понятия «способ совершения преступления» убедительно показывает разницу между имеющимися в этих науках определениями.

В криминалистике способ совершения преступления понимается в узком и широком смысле. В узком смысле речь идет лишь о непосредственном совершении преступления, где «в качестве одной из ограничительных точек может выступать момент оконченного преступления» (7) . В широком смысле под способом совершения преступления понимается «система действий по подготовке, совершению и сокрытию преступлений, детерминированных условиями внешней среды

и психофизиологическими свойствами личности, могущих быть связанными с избирательным использованием соответствующих орудий или средств и условий места и времени» (1) .

Понятие способа совершения преступления затрагивает также и уголовно-процессуальные интересы. Согласно ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, помимо прочего, событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

По мнению Г. Г. Зуйкова, предметом доказывания являются две группы фактов, отражающих способ совершения преступления: а) имеющие уголовно-правовое значение; б) обеспечивающие необходимую полноту и конкретность описания способа совершения преступления в обвинительном заключении и приговоре. К числу фактов первой группы он относит те, которые прямо предусмотрены статьями Особенной части УК РФ как квалифицирующие содеянное по способу совершения преступления, а также факты, характеризующие способ совершения преступления, как обстоятельства, отягчающие ответственность. К фактам второй группы он относит все то, что позволяет в соответствии с собранными доказательствами описать способ совершения преступления таким образом, чтобы событие преступления, степень общественной опасности преступления и самого преступника были охарактеризованы достаточно полно (2) .

Сравнив определения способа совершения преступления, предложенные специалистами в области уголовного права, криминалистики и уголовного процесса, мы обнаружим принципиальную разницу в подходах к данному понятию, что, безусловно, делает невозможным его единообразное применение в науках криминального цикла.

Несмотря на отсутствие легального определения способа совершения преступления, это понятие неоднократно приводится в УК РФ.

В Особенной части УК РФ используются различные формы указания на способ совершения преступления: от единственного до любого возможного способа. Прокомментируем приведенную М. А. Атальянцем классификацию таких форм (3) :

1) указывается единственный способ совершения преступления (ст. 158 УК РФ — кража, т. е. тайное хищение чужого имущества);
2) дается исчерпывающий перечень способов совершения преступления (ч. 1 ст. 131 УК РФ — изнасилование, т. е. половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей);
3) дается примерный (открытый) перечень способов совершения преступления, при этом преступление может быть совершено и иными способами (ст. 150 УК РФ — вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста);
4) преступление может быть совершено любым способом (ч. 1 ст. 105 УК РФ — убийство);
5) указывается способ, каким не должно быть совершено преступление (ст. 135 УК РФ — совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости).

Как известно, способ совершения преступления, как и прочие факультативные признаки объективной стороны преступления, выполняет троякую роль.

Во-первых, при указании на способ совершения преступления в диспозиции статьи УК РФ он становится обязательным признаком объективной стороны, т. е. признаком основного состава преступления. В таком случае способ совершения преступления будет влиять на наличие (отсутствие) состава преступления. Это обусловлено влиянием способа совершения преступления на характер деяния

и степень его общественной опасности, в результате чего не преступное деяние превращается в преступное и способ совершения преступления становится конструктивным признаком состава преступления.

Во-вторых, способ совершения преступления может являться квалифицирующим признаком. Например, для квалификации убийства по ч. 1 ст. 105 УК РФ не имеет юридического значения способ его совершения. В то же время, если убийство было совершено с особой жестокостью или общеопасным способом, деяние будет квалифицировано соответственно по п. «д» или п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В данном случае наличие квалифицированного состава вызвано повышением степени общественной опасности деяния именно в связи с особым способом его совершения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил, что действия лица, совершившего убийство способом, который заведомо для виновного был связан с причинением потерпевшей особых страданий (сожжение заживо), квалифицируются по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судом установлено, что И. после ссоры с потерпевшей Л. взял бутылку, заведомо зная, что в ней содержится легковоспламеняющаяся жидкость (не менее 400 мл), полил различные участки тела Л., а также одеяло, которым она была укрыта. После этого И. поджег потерпевшую Л., вследствие чего она получила несовместимые с жизнью телесные повреждения, повлекшие ее смерть. Действия И. квалифицированы судом по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное с особой жестокостью, поскольку И., используя зажигалку в качестве источника открытого огня, действовал умышленно, с особой жестокостью, выразившейся в сожжении потерпевшей заживо, причинении ей особых мучений и страданий. Данное обстоятельство И., безусловно, сознавал (1) .

В-третьих, способ совершения преступления учитывается при индивидуализации наказания. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1 указал: «При рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания».

Большинство ученых сходятся во мнении, что существует потребность в определении способа совершения преступления на законодательном уровне в целях единообразного его применения во всех науках криминального цикла.

Таким образом, авторы, изучающие данные проблемы, единодушно приходят к выводу о необходимости выработки единого понятия способа совершения преступления. В подтверждение приведем мнение Н. И. Панова, с которым нельзя не согласиться: науки криминального цикла, занимающиеся исследованием способа совершения преступления, должны исходить из единого общего понятия способа, разрабатываемого наукой уголовного права. Понятие способа в других науках должно носить подчиненный характер по отношению к уголовно-правовому, поскольку наука уголовного права является фундаментальной базой для наук криминального цикла. Они состоят по отношению к ней в положении субординации (2).

Мотив и цель преступления

Мотив и цель преступления

Как отмечалось, вина не исчерпывает содержания субъективной стороны состава преступления. Умысел и неосторожность характеризуют психическое отношение лица к совершенным общественно опасным действиям (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям, но они недостаточны для объяснения причин преступного поведения и тех побуждений, которыми оно руководствовалось, совершая преступление. Для этого необходимо установить мотив и цель преступления.

В основе любого человеческого поведения лежат те или иные мотивы, определяя его социальный смысл и целевую направленность. Значение мотива в поведении человека многообразно. Мотив прежде всего играет побудительную роль. Он выступает как источник активности человека, стимул его поведения.

Складывающиеся объективные обстоятельства не определяют однозначно поведение человека. Его поведение, в том числе и общественно опасное, всегда избирательно и целенаправленно. Человек добровольно выбирает поведение, сообразуясь как с внешними условиями и обстоятельствами, так и со своими личными склонностями и намерениями. Важную роль в этом играют особенности мотива противоправного поведения. Мотиву принадлежит смыслообразующее значение. Он помогает уяснить, как человек объясняет свое поведение, с каким обстоятельством связывает совершение преступления и какую цель при этом преследует.

Под мотивом преступления понимается то побуждение, которое сыграло решающую роль в выборе того или иного варианта поведения и в совершении преступного деяния. В основе мотива чаще всего лежат потребности. Помимо потребностей побуждениями к совершению преступления могут быть интересы и склонности. От особенностей мотива зависят сила воли, динамический характер поведения. Решающее значение имеет то, какое место побуждение, лежащее в основе мотива, занимает в структуре личности, насколько это побуждение связано с общей направленностью личности.

Мотив непосредственно связан с целью. Мотив определяет поведение человека не сам по себе, а лишь в связи с целью. Мотив и цель — понятия тесно связанные, но не тождественные. Они по- разному характеризуют волевой процесс, имеющий место при совершении преступного деяния. Мотив отвечает на вопрос, почему человек совершает то или иное действие, цель определяет, к чему человек стремится при совершении преступления.

По содержательной стороне мотивы преступлений весьма разнообразны. С учетом социально-психологического содержания и нравственно- этической оценки можно различать мотивы низменные, являющиеся различными формами проявления эгоизма, и лишенные низменного содержания. Можно выделить и иные виды мотивов преступлений.

Мотив и цель преступления имеют важное уголовно-правовое и криминологическое значение. Они дают возможность прежде всего установить истину по делу. Разные мотивы оказывают неодинаковое влияние на волю и сознание человека, на его эмоциональное состояние и, следовательно, на предвидение им последствий своих действий, на отношение к содеянному. Мотив, будучи непосредственно связан с личностью, ее социально-психологическими особенностями, играет важную роль в индивидуализации уголовной ответственности и наказания, при решении других вопросов уголовного права.

Мотив и цель нередко указываются в числе конструктивных либо квалифицирующих признаков отдельных составов умышленных преступлений (пп. «а», «д», «е», «ж» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 126, 205, 206 УК и др.).

Мотив и цель совершения преступления

Уголовный закон указывает на то, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК). Вина составляет содержание субъективной стороны любого состава преступления. Вместе с тем правильное установление субъективной стороны преступления немыслимо без изучения и раскрытия мотива и пели его совершения, так как без них невозможно составить полноценное представление о характере процесса, происходящего в сознании субъекта в момент совершения деяния.

Понятие «мотив» происходит от лат. «moveo» — двигать и означает побудительную причину действий человека.

Преступление с точки зрения психологии есть разновидность поведения, деятельности человека. Поэтому уголовно-правовое понятие «мотив преступления» должно опираться на определение мотива, выработанное в общей психологии, а психологи под мотивом понимают факторы активности личности. Однако ничего не изменилось с тех пор, как один из самых известных исследователей мотивов преступлений Б. С. Волков отмечал, что «диалектика взаимоотношений психологического и уголовно-правового понятия мотива очень проста: она выражает соотношение общего и частного, рода и вида». Поэтому следует, не отказываясь от общих психологических признаков, характеризующих в целом мотив повеления человека, более глубоко и детально раскрыть те из них, которые отражают специфику преступного поведения. Кроме того, нельзя забывать, что даже психологи, признающие существование мотива и наделяющие его исходной побудительной функцией активности человека, расходятся во мнении, какие конкретно феномены лежат в его основе. Некоторые из них в качестве мотива признают единственный фактор — потребности, другие не отрицают существования и иных побуждений, а именно эмоций, интереса и т. д.

Для науки уголовного права не имеет принципиального значения, какой психологический феномен лежит в основе мотива совершения деяния, поскольку то, что психологи называют потребностями, интересами, желанием, стремлением, ценностными установками, в процессе квалификации содеянного с легкостью может выступать в качестве мотива преступления. Например, ревность в психологии есть чувство, а для уголовного права в случае совершения убийства на почве ревности она так или иначе является мотивом преступления.

Итак, мотив преступления — это внутренние побуждения к достижению конкретного общественно опасного результата, вызывающие у лица решимость совершить преступление.

Мотивы характерны для всех преступлений, совершаемых с прямым умыслом, их наличие можно усмотреть и при совершении действий (бездействия) с косвенным умыслом. Если же говорить о мотивах при неосторожных преступлениях, то это мотивы общественно опасного поведения, приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее предусмотренного, рассчитанного преступления. Применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, неверно говорить о преступных мотивах и целях.

В каждом волевом деянии мотив определяет поведение не сам по себе, а только в соотношении с целью, в связи с теми результатами, к достижению которых стремится лицо, совершая то или иное деяние. Поэтому следующим элементом, который составляет мотивационную сферу, является цель.

Цель преступления — это внутренняя модель желаемого результата, к которому стремится лицо, совершая преступление.

Мотив и цель — тесно связанные, коррелятивные, но не совпадающие ни по объему, ни по содержанию понятия, т. е. их надо отличать друг от друга. Так, мотивом убийства при разбое является корысть, а целью — лишение жизни человека.

Порой цель необоснованно отождествляется с последствиями преступления. Для исключения такого понимания следует иметь в виду, что цель как признак субъективной стороны состава преступления охватывает конечный результат (нередко находящийся за пределами объективной стороны состава преступления), к достижению которого стремится виновный посредством совершения преступления. Цель — это то, к чему стремится виновный, совершая преступление, и ее достижение или недостижение в отличие от общественно опасных последствий на квалификацию содеянного может и не влиять.

Как уже отмечалось, уголовно-правовое значение мотива (мотивов) и цели как признаков субъективной стороны состава преступления достаточно многогранно.

Во-первых, мотив и цель могут выступать в качестве основных признаков состава преступления, когда они указаны в диспозиции конкретной статьи Особенной части УК. При их отсутствии нет состава преступления. Так, дезертирством (ст. 338 УК) можно считать только такое самовольное оставление части или места службы, которое совершается в целях уклонения от прохождения военной службы.

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве признаков, наличие которых образует квалифицированный состав преступления. Их присутствие превращает основной состав в квалифицированный. Так, ч. 1 ст. 105 УК предусматривает наказание за убийство без отягчающих или смягчающих обстоятельств, а в п. «и» ч. 2 этой же статьи устанавливается ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

В-третьих, мотив и цель могут являться обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание. Так, при соблюдении условий, указанных в ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК, мотивы, например, политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК) рассматриваются как отягчающие обстоятельства и усиливают наказание за любое преступление. Напротив, мотив сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК) признается обстоятельством, смягчающим наказание за любое преступление.

Анализ законодательства и практики его применения свидетельствует о разнообразии мотивов, по которым совершаются преступления, в связи с чем возникает необходимость их упорядочения. Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей.

В истории уголовного права предпринималось много попыток классификации мотивов. В 1867 г. на конгрессе во Флоренции была установлена 14-членная классификация мотивов преступления.

Одним из первых отечественных исследований мотивов преступного поведения была работа М. П. Чубинского. Он делил мотивы на две группы: 1) возвышенные или вообще достойные внимания; 2) низменные и достойные порицания.

На сегодняшний день наиболее практически целесообразной следует признать классификацию, которая базируется на совокупности нравственной и правовой оценки мотивов и целей преступления. И несмотря на то что мотивы и цели преступления категории самостоятельные, к их классификации применимы общие критерии. С этой точки зрения мотивы и цели преступления можно подразделить на три основные группы:

  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает установление уголовной ответственности за конкретное деяние (например, кража — ст. 158 УК);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает ужесточение наказания (например, корыстные мотивы, хулиганские мотивы, месть, кровная месть, личная заинтересованность, национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда, изъятие органов или тканей потерпевшего, сокрытие другого преступления или облегчение его совершения и т. п.);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает смягчение наказания (например, мотив сострадания, цель избавления потерпевшего от страданий и т. п.);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон не связывает ни установление уголовной ответственности, ни ужесточение или смягчение наказания (например, мотивы убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК).

В правоприменительной практике значение мотива преступления нередко недооценивается. В связи с этим Верховный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно указывал на важность установления этого признака. Так, Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» и от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» подчеркивает необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами его совершения.

Помимо значения для уголовной ответственности мотив преступления имеет важное доказательственное значение по уголовному делу. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство включает мотивы преступления в число обстоятельств, составляющих предмет доказывания (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК).

Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях выступать в качестве исключительных смягчающих обстоятельств и в этом смысле обосновывать, например, назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК).

Понятие и цели наказания

Понятие и цели уголовного наказания

Понятие наказания

Многие ученые считают наказуемость одним из обязательных признаков преступления. В самом деле, за каждое преступление, предусмотренное Особенной частью УК РФ, определено наказание. Нет преступления без наказания, равно как без преступления нет наказания. В этом находит отражение принцип неотвратимости ответственности за каждое совершенное преступление.

Наказание — это мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключающаяся в предусмотренном законом лишении или ограничении прав и свобод осужденного.

Наказание — это мера принуждения. В этом состоит карательная сущность любого уголовного наказания. Она выражается в лишении или ограничении личных, трудовых, имущественных прав преступника, естественно, вне зависимости от его личного к этому отношения.

Наказание — это мера государственного принуждения. Мера ответственности устанавливается приговором государственного института — суда в соответствии с нормами УК РФ, акта, принятого высшим законодательным органом государства. Никакой другой орган (кроме суда) не может назначить уголовное наказание, равно как никакой другой орган, кроме Федерального Собрания РФ, не может устанавливать уголовное наказание за общественно опасное деяние. Исполнение наказания также обеспечивается карательным аппаратом государства.

Только преступление является основанием установления и применения наказания.

Уголовное наказание в целом более сурово, более репрессивно, оно более, чем другие виды юридической ответственности, ущемляет права граждан. Только в рамках уголовной ответственности возможны применение смертной казни, лишение свободы. Те виды наказаний, которые применяются в рамках разных видов ответственности, в уголовном праве тяжелее по срокам и размерам.

Система наказаний обширнее и разнообразнее, чем в иных отраслях права.

Только уголовное наказание влечет такое правовое последствие, как судимость.

Уголовное наказание устанавливается законом, применяется только судом.

Уголовному наказанию свойствен особый порядок его вынесения, определяемый уголовно-процессуальным правом.

Цели наказания

Любое разумное действие человека обязательно должно преследовать определенную цель, в противном случае его можно назвать бессмысленным. Цели во многом определяют пути, методы и средства их достижения. Данные положения целиком относятся и к целям уголовного наказания, которые оказывают сильное, зачастую определяющее влияние на все уголовное право. Так, если основная задача наказания — объявить кару, возмездие за преступление, то соответственно самой популярной санкцией должна стать смертная казнь. Отомрут за ненадобностью такие институты, как условное осуждение, давность привлечения к уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности и наказания и т. д.

Основными целями наказания в отечественном уголовном праве являются восстаноааение социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений осужденным (специальная превенция) и иными лицами (общая превенция).

1. Восстановление социальной справедливости. Оно осуществляется применительно как к обществу в целом, так и к потерпевшему в частности: государство частично возмещает причиненный ущерб за счет штрафа, конфискации имущества, исправительных работ и др.; граждане убеждаются в том, что государственные органы способны обеспечить наказание преступника и наказывают его в соответствии с законом исходя из рациональных и социопсихологических соображений, т. е. учитывая начала эффективности, соразмерности, гуманизма. Применительно к потерпевшему социальная справедливость восстанавливается путем защиты законных интересов и прав, нарушенных преступлением. Реализуя эту цель, наказание должно обеспечить и возможность возмещения причиненного вреда, и — в возможных пределах — предусматривается соразмерность лишения или ограничения прав и свобод осужденного страданиям потерпевшего.

2. Специальная превенция. Ее адресатом является лицо, осужденное за преступление. Сам факт совершения преступления свидетельствует о наличии криминогенных свойств личности и характера преступника, а значит, велика вероятность совершения им в будущем новых преступлений. Понятно, что государство не может относиться к такой ситуации безразлично. Оно стремится к исправлению преступника, к замещению отрицательных установок личности преступника на положительные. Таким образом, целью наказания является исправление осужденного, воспитание его как непреступника, т. е. лица, не совершающего преступления хотя бы из страха наказания.

3. Общая превенция. Это предупреждение совершения преступлений иными лицами. Дело в том, что среди законопослушных граждан обязательно есть такая категория лиц, которые хотя и повелением в виде административных, дисциплинарных, просто аморальных проступков демонстрируют возможность и способность совершить также и преступление. В случае гласности судебных процессов, доступности для общества судебных приговоров, свидетельствующих о неотвратимости наказания, такие лица, возможно, не один раз подумают, прежде чем взять в руки нож или отмычку.

4. Возмездие. Эта цель внутренне присуща любому наказанию. В самом деле, суть любого наказания заключается в ограничении или лишении прав, т. е. изменении привычных условий существования в сторону ужесточения. Такой переход с необходимостью вызывает страдания, ощущение наступившего возмездия. Таким образом, элемент кары обязательно присущ уголовному наказанию. Доктрина отечественного уголовного права определяет, что кара, однако, является не самоцелью, а лишь средством достижения цели исправления осужденных посредством устрашения. К сожалению, далеко не всегда уголовное право последовательно придерживается этого принципа, о чем свидетельствует наличие в УК РФ такого вида наказания, как смертная казнь. Понятно, что в этом случае на первый план выходит цель возмездия за преступление, а об исправлении, естественно, речь уже не идет.

Цели уголовного наказания

Цели уголовного наказания — те конечные фактические результаты, которых стремится достичь государство, устанавливая наказание в уголовном законе, определяя меру наказания лицу, виновному в совершении преступления, и применяя эту меру. Согласно ч. 2 ст. 43 УК целями наказания являются восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (превенция).

Цель восстановления социальной справедливости — это по существу модифицированная цель кары (от глагола «корить» — укорять, упрекать, порицать, позорить). Реализация данной цели предполагает не месть, возмездие или требование ужесточения санкций, а справедливое осуждение совершенного преступления, порицание виновного и применение при необходимости предусмотренных уголовным законом лишений и ограничений его прав и свобод за то, что это лицо совершило, и в меру того, что оно совершило, т.е. соразмерное воздаяние виновному за содеянное в целях удовлетворения чувства справедливости граждан, вызванного фактом совершения преступления (обеспечения торжества справедливости), а также исправления виновного и предупреждения новых преступлений. Данная цель не предполагает намеренное причинение страданий осужденному или стремление к устрашению или ужесточению наказаний. Согласно ст. 21 Конституции РФ и ст. 7 УК наказание и иные меры уго- ловно-правового характера не могут иметь целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Восстановление социальной справедливости (кара) является одной из целей уголовного наказания — не единственной и не главной, но непременной и весьма важной. Это ближайшая цель, достигаемая уже самим фактом справедливого осуждения виновного за то, что он совершил, и в меру того, что он совершил. При этом она является так называемой промежуточной целью, реализация которой служит необходимой предпосылкой и определенной ступенью на пути осуществления иных — перспективных целей, стоящих перед наказанием. Во многих случаях эта цель оказывается единственной реально достигаемой в результате применения уголовного наказания. Другие — перспективные цели исправления осужденного и предупреждения новых преступлений — могут быть достигнуты лишь в будущем, а могут и не быть достигнуты вовсе, что нередко имеет место.

Цель исправления осужденного заключается в изменении посредством применения уголовного наказания негативных свойств личности виновного, приведших его к совершению преступления, чтобы сделать его безопасным, правопослушным членом общества. Эта цель реализуется посредством оказания на осужденного необходимого, вызываемого характером и степенью его социально-нравственной «испорченности», исправительно-воспитательного воздействия при назначении наказания и в процессе его исполнения. Имеет значение использование любых законных и разумных средств позитивного изменения личности и социальных связей осужденного: установление режима отбывания наказания, применение специальных воспитательных мероприятий, привлечение осужденного к полезному труду, общеобразовательное и профессиональное обучение и т.п. Большое значение имеет самовоспитание, стремление самого осужденного к исправлению, которое необходимо всячески стимулировать.

Цель предупреждения совершения новых преступлений (превенция) состоит в том, чтобы посредством применения уголовного наказания в отношении лица, совершившего преступление, добиться, чтобы ни само это лицо, испытавшее воздействие наказания, ни какие-либо другие лица, которым известен факт применения наказания, не совершали преступлений. В УК 1996 г., в отличие от УК 1960 г., эта цель не подразделяется на цели специального и общего предупреждения. Однако предпочтительным является решение, реализованное в ст. 1 УИК, где данная цель сформулирована точнее: «предупреждение новых преступлений как осужденными, так и иными лицами».

Цель специального (частного) предупреждения заключается в оказании на осужденного посредством использования карательных, воспитательных и предупредительных возможностей назначенного ему уголовного наказания такого психологического и иного воспитательно-предупредительного воздействия, которое удерживало бы его в дальнейшем от совершения новых преступлений. Средством реализации данной цели является также лишение или ограничение лица, к которому применено наказание, фактической возможности совершать новые преступления — путем установления контроля за поведением осужденного, изоляции его от общества, лишения его права занимать должности или заниматься определенной деятельностью и т.п. Эта цель достигается неотвратимостью и своевременностью осуждения виновного и применения к нему наказания, а также справедливостью наказания и правильной организацией его исполнения. Определенное удерживающее значение имеет и строгость содержащегося в санкции и реально применяемого наказания. Показателем эффективности осуществления данной цели является реальное снижение уровня рецидива.

Цель общего предупреждения предполагает оказание посредством установления наказания в уголовном законе и фактического его применения к лицу, виновному в совершении преступного деяния, психологического — по существу устрашающего и потому удерживающего воздействия на граждан, способных при определенных условиях совершить то или иное преступление. Общепредупредительное значение имеет как факт обоснованного установления наказания в уголовном законе, так и факт его своевременного и справедливого назначения виновному и надлежащая организация его исполнения. Эффективность достижения этой цели обеспечивается прежде всего строгостью, но еще более — неотвратимостью уголовно-правового воздействия в отношении лиц, виновных в совершении преступлений.

Сформулированные в ч. 2 ст. 43 УК цели наказания служат ориентирами для законодателя и правоприменительных органов государства в решении вопросов наиболее эффективного использования возможностей уголовных наказаний в противодействии преступлениям. Цели наказания лежат в основе предусмотренной УК системы наказаний (ст. 44-59), правил назначения наказания (гл. 10) и системы уголовно-правовых санкций. Цели определяют и характер правоприменительной деятельности, принимаются во внимание при назначении и исполнении наказания.

Все цели наказания тесно между собою связаны, что не исключает изменений в тот или иной период в их соотношении и приоритета одной цели перед другой. Эти изменения могут быть связаны с состоянием преступности в целом, распространенностью и общественной опасностью отдельных видов преступлений, тенденциями в уголовной политике и законодательстве, изменениями в социальной и экономической жизни общества и т.п.